Июнь 2011

Hic Bibitur

Именно с этих слов, означающих по-латыни «Здесь пьют...», начинается роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Для концептуального ресторана с обильной кухней и разнообразием винных позиций трудно найти более благодатную литературную основу, нежели произведение Рабле.

Hic Bibitur

  С раблезианским размахом

В центре Москвы по адресу: улица 2-я Брестская, дом 6, в июне 2004 года открылся ресторан европейской кухни Hic Bibitur. Именно с этих слов, означающих по-латыни «Здесь пьют...», начинается роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Для концептуального ресторана с обильной кухней и разнообразием винных позиций трудно найти более благодатную литературную основу, нежели произведение Рабле, где в каждом образе и эпизоде присутствует восхваление еды и питья, изобилия и всенародности.

Причем эти образы неразрывно связаны не только с гротескной формой тела и бесчисленными праздниками, но и с мудрой беседой и веселой истиной, открывающейся в душевных разговорах.

Идея ресторана Hic Bibitur, бесспорно, оригинальна, а ее владельцам не откажешь в безупречном чувстве стиля. В Hic Bibitur все сделано с любовью к гостям, знающим толк в хорошем вине, еде и отдыхе.

Трудно поверить, что уютный ресторан с тщательно воссозданным интерьером в духе дома зажиточного европейского буржуа XVI века удалось сотворить всего за четыре месяца на месте неэксплуатируемого подвала офисного здания. Особенно если учесть, что владельцы этого семейного ресторана не только организовывали строительные и отделочные работы, но и взяли на себя труд архитектора-дизайнера, своими силами и талантом создали удивительную интерьерную картину.

– Нам хотелось воссоздать в ресторане праздничную атмосферу Ренессанса и привнести в интерьер и меню жизнеутверждающий дух раблезианства. Обычно подвальные помещения, достающиеся «в наследство» предприятиям питания, оформляются под сумрачные пещеры, гроты или залы старинных замков. Мы же хотели уйти от такого шаблонного интерьерного образа и создать в заведении праздничную атмосферу, располагающую к веселью, обильной трапезе и возлияниям. Изначально у нас не было цельной композиционной картины, и довольно непросто было в пространстве одного зала обеспечить гармоничное сосуществование разных декоративных элементов. Мы вдохновлялись литературным первоисточником, поэтому интерьер создавался исходя из наших интуитивных представлений о том, как это могло бы выглядеть в ту эпоху, - рассказывает Наталья Лицова, совладелица ресторана.

Результат превзошел все ожидания. Интерьер представляет собой стилизованное пространство, очень точно отражающее тот период, когда художники постепенно отходили от средневековых устоев в живописи и архитектуре и начинали овладевать художественным отражением всего богатства действительности — передачей объема, пространства, света, изображением человеческой фигуры и реальной среды — интерьера, пейзажа.

Даже не верится, что за неприметной входной железной дверью (которая сама является предметом старины) находится одно из самых необычных в интерьерном плане заведений Москвы. Причем оригинальный дизайн заметен сразу, как только гости переступают порог и оказываются на лестнице, выложенной итальянской плиткой терракотового цвета. Наклонный подвесной потолок над «ступенчатой» конструкцией подсвечивается по краям яркими лампами и создает эффект пробивающегося «из-за потолочных балок» солнечного света. Несмотря на то, что в заведении всего лишь один зал площадью 150 кв. м, рассчитанный на 92 места, здесь нашелся уголок даже для крошечного винного погреба. Согнувшись в три погибели,в него можно попасть с лестницы через миниатюрную деревянную дверцу. Вдоль лестницы на стенах развешаны фотографии известных политиков и деятелей шоу-бизнеса с бокалами в руках – это герои фотовыставки «Пьющая Россия». При спуске со ступенек взору открывается подсвечиваемая стенная ниша с массивным старинным умывальником, одним из множества предметов в интерьере, точно передающих дух того времени.

Вход в зал предваряет небольшая площадка. Тут установлены два роскошных зеркала, напоминающих по форме готические арочные проемы. Для того чтобы замаскировать проходящие у стены коммуникации, было решено поставить здесь раздвижные шкафы-купе с подсветкой и задрапировать их темно-бордовой тканью с вышитыми на ней золотыми королевскими лилиями.

Дух времени воссоздан даже в туалетных комнатах с зеленоватыми керамическими раковинами и массивными медными кранами. На стенах - облицовочная барельефная плитка кремового цвета ручной работы.

Несмотря на специфику подвального помещения, в зале легко дышится, он будто срисован с картин Веронезе, в которых воздух и пространство – «главная деталь». Во многом это объясняется тем, что в оформлении зала использовалась широкая цветовая палитра, оставляющая у посетителей ощущение праздника, неги и радости. При всем многообразии предметов интерьера здесь нет ничего лишнего, все настраивает на неспешную, основательную трапезу и теплую беседу. При всем многообразии предметов интерьера здесь нет ничего лишнего, все настраивает на неспешную, основательную трапезу и теплую беседу.

Пол в зале отделан необычным по фактуре износостойким материалом «под дерево» светло-коричневого цвета. На нем хаотично разбросаны бельгийские коврики. Подвесной потолок, выполненный из гипсокартона, имеет волнообразную форму, придающую своеобразную легкость и ажурность общей картине. Потолок и прикрепленные к нему массивные дубовые балки расписывались студентами Строгановского и Суриковского художественных училищ. Несущие элементы подвальной конструкции удалось с помощью того же гипсокартона превратить в белоснежные колонны, покрытые рельефной лентой и лилиями. По стенам периметра зала тянется декоративная рельефная полоса со сценками на винную тему.

Поскольку многие детали создавались вручную, в ресторане сложно найти абсолютно идентичные предметы, что позволяет говорить об эксклюзивности и индивидуальности интерьерной картины.

– Нам хотелось уйти от стандартного представления об общепите, и поэтому мы решили условно зонировать пространство зала на несколько своеобразных посадочных линеек. В результате у стены с витражными окнами удалось создать даже «веранду», - продолжает рассказ Наталья Лицова.

Мебель здесь совершенно особая, из чугунного литья. Спинки и боковины у кресел и стульев сделаны из специально состаренных, с «зеленоватой» патиной, ажурных металлических конструкций, образующих декоративный растительный орнамент, а на сиденьях разложены мягкие подушки. Столешницы из массива дерева покрыты коричневой краской, подчеркивающей природный цвет этого материала. За верандой следует зона столовой. Стулья, стоящие в гостиной, изготовлены из металла и дерева, а при отделке к этим материалам добавлены мягкие сиденья из ткани персикового цвета. Замыкает зальное пространство приватная зона на два столика, частично изолированная стенкой с витражным окном.

Над столиками на цепях свешиваются светильники с витражными абажурами, собранными вручную мастерами-витражистами из кусков меди и множества цветных стекол. Следовательно, и здесь каждая работа по-своему уникальна и неповторима. В барной стойке из кирпича и гипсокартона со столешницей, отделанной керамической итальянской плиткой, «вырублены» проемы, расписанные затейливым растительным орнаментом. Верхний ярус стойки представляет собой массивные балки, подвешенные к потолку на цепях и покрытые краской «под бронзу».

В стенах зала привлекают внимание изготовленные по старинным технологиям цветные витражные окна, из которых будто струится дневной свет. Ощущение того, что «за окном XVI век», усиливают установленные за «окнами» и умело подсвеченные репродукции картин нидерландского художника Брейгеля с сюжетами из жизни средневековой Голландии. Общую интерьерную картину в духе эпохи Возрождения дополняют вывешенные на стенах гобелены и репродукции картин художников того периода, а также различные антикварные комоды и диванчики, закупавшиеся на антикварных рынках по всему свету.

Нотку современности вносит большой плазменный ТВ-экран, на котором транслируются спортивные передачи. «Но ведь и в средневековых трактирах гости обсуждали результаты скачек, кулачных боев и рыцарских турниров, не так ли?» – парирует вопрос Наталья Лицова. Наверное, гости не против того, что вместо лютни и клавесина в зале звучат саксофон и пианино (впрочем, последнему больше 100 лет). В помещении благодаря сводчатым потолкам идеальная акустика, и это придает музыке камерное звучание.

Нельзя не упомянуть про меню ресторана, которое составлено из европейских блюд в авторском исполнении шеф-повара Михаила Филиппова. Владельцы ресторана потратили немало времени в поисках старинных рецептов кухни европейской знати. В результате было составлено обширное меню, включающее блюда из птицы, рыбы и мяса, начиненные морепродуктами, ягодами и фруктами, а также фирменное блюдо заведения – ландез - смесь из порезанных тонкими ломтями и уложенных слоями ингредиентов. В меню Hic Bibitur гармонично уживаются яства из дичи и деликатесные позиции типа фуа-гра. Причем порции отличаются настолько внушительными размерами, что далеко не всем гостям удается дойти до десертов. Оригинально звучат названия блюд. Например, «Угорь на тостах - любимое блюдо кардинала Дю Балли», «Сибас, фаршированный козьим сыром, создан поваром господином Пакеленом для своей возлюбленной Кассандры», «Угорь речной с фруктами - соблазнившись именно этим блюдом, святой Т. прервал свой 140-дневный пост», «Палтус с копченой лососиной – подавался на свадьбе добряка Грангузье с дочерью короля мотыльков Гаргонеллой», «Судак, фаршированный тигровыми креветками по рецепту матушки Анжелики Арно, настоятельницы монастыря сестер- кармелиток».

Помимо этого в Hic Bibitur проводятся бизнес-ланчи по мотивам известных литературных произведений: меню составляется из блюд, входивших в трапезу героев классических произведений. Например, на бизнес-ланч по «Вечерам на хуторе близ Диканьки» Гоголя гостям предлагаются блинчики с сельдью по рецепту дьякона Фомы Григорьевича, печеночные оладьи от свояченицы казака Цыбули, картофель с грибами а-ля Параська, винегрет по- Диканьски, капустняк с книшем от Хавронии Никифоровны, миргородский борщ, вареники с картошкой от заботливой Хвири, биточки куриные с квашеной капустой со стола Пидорки и Петруся.

Не будет преувеличением сказать, что Hic Bibitur – идеальное место и для рассуждений о смысле жизни, и для «вкушения» ее прелестей - одним словом, и для деловых встреч, и для счастливого безделья.

Опубликовано:
09/06/2011

Рекомендуем

Интерьеры ресторанов

Гений места

Гастропаб Pub lo Picasso, открывшийся на месте претенциозного ресторана Jerome&Patrice, представляет гастрономическое направление, пока не слишком широко представленное в столице – испанскую кухню
Интерьеры ресторанов

Правильное место for Bad Boys

Ресторатор Александр Затуринский и его команда Soul Kitchen открыли в Арбатском переулке гастробар Bad Boy Bar. В роли трех китов нового столичного проекта выступают бар, атмосфера и кухня
Интерьеры ресторанов

Pinch: кухня напоказ

Сегодня идея простоты возводится в культ. Яркий пример тому — открывшийся на Патриарших прудах ресторан Pinch. Его ДНК — это ограниченное пространство, аскетичный дизайн, ярко выраженный акцент на гастрономию
Интерьеры ресторанов

Florentini City Café

В Florentini City Cafe есть всё, чтобы почувствовать себя на родине ризотто и спагетти: просторные залы и обособленные зоны, мебель из натурального дерева, большое количество цветов, винный погреб и открытая кухня с дровяной печью...
Интерьеры ресторанов

Chillout с восточным акцентом

Строго говоря, новый ресторан «Коллекция food & chillout» на столичном Кутузовском проспекте вырос из проекта «Чайхана Коллекция» (он чуть-чуть не дотянул до своего двухлетия), сменившего концепцию и преобразившего как интерьер, так и кухню
Интерьеры ресторанов

«Оранж 3»: характер нордический

Проект, открывшийся летом прошлого года, демонстрирует новый для Maison Dellos концептуальный и гастрономический подход: четкая геометрия пространства, лаконичное меню из трех десятков блюд в стиле new nordic cuisine<br />