фаст-фуд |  Май 2011

С улиц Москвы могут исчезнуть палатки с фаст-фудом

Власти Нью-Йорка объявили о том, что будут штрафовать владельцев фаст-фудов, которые не укажут в меню калорийность каждого блюда. Таким образом, они собираются бороться с тотальным ожирением горожан. По примеру своих заокеанских коллег мэр Москвы Юрий Лужков тоже решил объявить войну пище с колес. Он пообещал вообще избавить столицу от палаток с фаст-фудом, которые портят не только городские виды, но и желудки москвичей.


Голодным горожанам мэр посоветовал питаться в дешевых семейных кафе, которые вот-вот должны появиться в столице. Эксперты скептически отмечают: собираясь ликвидировать палатки с едой, столичные власти фактически расписываются в бессилии их контролировать. Между тем в большинстве западных стран «быстрые блюда» давно стали символами национальной кухни.

Именно блюда восточной кухни – шаурма и самса – необратимо подпортили репутацию московского уличного фаст-фуда. В течение последних пяти лет столичные власти безуспешно пытались заставить «шаурменов» соблюдать хотя бы элементарные санитарные требования. Проводили бесконечные проверки, которые неизменно показывали, что от 50 до 80% продукции в этих палатках представляет опасность для здоровья, закрывали и опечатывали ларьки, штрафовали и продавцов, и владельцев этих предприятий общепита. Все без толку.

Наконец в 2007 году в Москве вышло постановление, подписанное руководителем департамента потребительского рынка и услуг города Владимиром Малышковым и главным санитарным врачом столицы Николаем Филатовым, которое запрещало продажу шаурмы в мелкорозничной сети, в том числе из-за нарушений санитарных норм. Но и после полного запрета шаурма из Москвы никуда не исчезла: она просто сменила имя. Теперь шаурма по документам именуется не иначе как «кебаб в лаваше». Вкус у этого кебаба до боли знакомый. Знакомый не только покупателям, но и ревизорам. Чуть ли не каждый месяц санитарные инспекторы рапортуют: они засекли еще одну палатку, в которой покупателей буквально травили.

Посидим-поедим

Между тем, шаурма становится все более неуязвимой. «Это связано с указом президента о поддержке малого и среднего бизнеса от 15 мая этого года, – отметил председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. – Этот указ действительно помогает малому бизнесу, но может негативно отразиться на качестве фаст-фуда. Дело в том, что внеплановые проверки палаток теперь можно будет проводить только с санкции прокурора и только в случае массовых отравлений. Фактически город уже не может толком контролировать работников общепита».

Видимо, поняв, что враг слишком силен, столичные власти решили уничтожить саму почву, на которой стоит шаурма. А именно – уличный фаст-фуд. С таким предположением выступил недавно мэр Москвы Юрий Лужков. Столичный градоначальник даже предложил замену еде с колес – сеть недорогих детских, семейных и молодежных кафе. «Число палаток с уличным фаст-фудом ежегодно будет сокращаться не менее чем на 20%, – рассказала «Новым Известиям» заместитель руководителя столичного департамента потребительского рынка Валентина Варфоломеева. – Это предусмотрено постановлением правительства о развитии потребительского рынка на 2007–2009 годы. Владельцам объектов, которые попадут под сокращение, предлагается продолжить свою работу в торговых комплексах в так называемых ресторанных двориках. Кафе же будут располагаться в первую очередь в парках, садах, объектах культуры, торгово-развлекательных и спортивных комплексах. При этом владельцам кафе будут предоставлены разнообразные льготы: включая скидки по аренде и более мягкое налогообложение».

Лучше быстро, чем никогда

Специалисты на столь отчаянные меры смотрят скептически. Если не брать в расчет шаурму, то ситуация с мобильным фаст-фудом в Москве не такая уж и плохая. Серьезных нареканий в отношении сетевых палаток с продуктами специалисты вспомнить не могут. По крайней мере, отравиться, питаясь в них, нельзя. «Конечно, большую часть еды в фаст-фуде нельзя назвать полезной, – рассказал директор НИИ питания РАМН Виктор Тутельян. – Но если брать там салаты и не сладкую воду, то такой рацион здоровью не повредит. Не приносит вреда и печеная картошка. Нет ничего смертельно опасного ни в блинах, ни в хот-догах. Правда, тут следует учитывать, что если есть их постоянно, то можно сильно поправиться. Вообще диетологи дают такой совет любителям фаст-фуда: в уличных палатках можно спокойно есть пищу зеленого цвета, с продуктами, имеющими желтый цвет, лучше не перебарщивать, а от красных лучше вообще воздержаться».

В любом случае, считает Виктор Тутельян, отказываться от фаст-фуда городу не стоит. В Москве слишком много людей, которым работа не позволяет тратить время на еду. «Если выбирать между тем, чтобы вообще не есть в течение дня или чтобы перекусить в фаст-фуде, то последнее значительно полезнее. Хотя, конечно, чиновники правы: пищу надо тщательно пережевывать, желательно сидя, в хороших условиях», – говорит г-н Тутельян.

Фаст-фуд нужно не уничтожать, его нужно улучшать, считают диетологи. «В 2006 году в Евросоюзе обсуждалась проблема раннего ожирения, которое наступает в результате нарушения обмена веществ, – рассказала «Новым Известиям» специалист Российского регионального экологического центра «ГМ – продукты» Ольга Разбаш. – Одной из основных мер, предложенных специалистами, стала работа над изменением меню палаток с едой, в которых предпочитает питаться вечно спешащая молодежь: жирную пищу там пытаются заменить на низкокалорийную. По такому же пути идут и американские власти, которые пишут на каждом проданном гамбургере количество калорий, в нем содержащихся». 

Кошелек или желудок

Что касается новых кафе, то они в городе могут и не прижиться: они просто невыгодны. «Палатка занимает порядка пяти квадратных метра, а на кафе потребуется как минимум 30–50, – рассказала аналитик потребительского рынка финансовой корпорации «Открытие» Ирина Яроцкая. – Это неминуемо скажется и на арендной плате. Владелец палатки просто не сможет платить за кафе. Арендная плата у нас сейчас составляет порядка 3 тыс. долларов в год за 1 кв. м. К тому же в палатке работает 1–2 человека в 2–3 смены, а в кафе одновременно должны работать порядка 10 человек. Да и очереди в «часы пик» там будут неминуемо. Достаточно вспомнить известные сейчас рестораны фаст-фуда. Человеку придется тратить на еду по полчаса, а не 5 минут, как сейчас в палатке. Так что на практике воплотить в жизнь эту идею вряд ли удастся».

К тому же предполагается, что кафе появятся не на месте исчезнувшего фаст-фуда, а в определенных зонах отдыха. При этом стационарные кафе и рестораны с тем же ассортиментом останутся. «От того, что закрываются мелкие палатки с фаст-фудом, ситуация в лучшую сторону не изменится, – пояснил «Новым Известиям» президент Общенациональной ассоциации генетической безопасности (ОАГБ) Александр Баранов. – Большую часть фаст-фуда россияне все равно съедают в широко разрекламированных ресторанах быстрого питания». Такого же мнения придерживается и заместитель председателя комитета по охране здоровья Госдумы Сергей Колесников. «Тут надо еще учитывать и экономический аспект, – отметил депутат. – Не все могут позволить себе здоровый обед в стационарном кафе за 200–300 рублей. В палатке же можно поесть на 50–70. Экономятся и деньги, и время. Конечно, получается палка о двух концах. С одной стороны – забота о здоровье, с другой – экономия средств. В любом случае, надо дать людям возможность самим выбирать, чем питаться, а задача властей – следить за качеством предлагаемой продукции».

Съедобное – несъедобное

Впрочем, то, что в ближайшие два года мы окончательно распрощаемся с уличным фаст-фудом, писано вилами на воде. Владельцы палаток, по крайней мере, в это верят с трудом. «Некоторые павильоны стоят на арендованных нами землях, поэтому закрыть их будет просто невозможно, – рассказал «Новым Известиям» менеджер по продажам сети фаст-фудов «Данвеста». – Не понимаю, чем мы не угодили столичным чиновникам. Все продукты успевают раскупать, поэтому у нас ничто не портится. Например, воды даже не хватает – так быстро она уходит с прилавков. Конечно, у нас есть норма хранения продуктов. К примеру, выпечка хранится несколько часов. Очень часто проводятся проверки – от Роспотребнадзора, префектуры, управы, так что приходится соблюдать все санитарные нормы, хотя это и тяжело». Оптимистично смотрит в будущее и руководство сети «Крошка-картошка». «Те меры, которые проводятся правительством Москвы, конечно же, влияют на нашу работу, но мы были к ним готовы, – рассказал директор по маркетингу сети Михаил Кудрявцев. – Нам даже выгодно, что закрывают палатки с некачественной едой – становится меньше конкурентов. Но полностью ликвидировать уличную торговлю нельзя. Люди хотят есть на улицах».

Вряд ли новая атака московских властей повредит и злосчастной шаурме. «Проблема в том, что наши соотечественники часто просто не обращают внимания на то, что едят, – рассказал директор НИИ питания РАМН Виктор Тутельян. – Совершенно очевидно, что если в палатке грязно, а продавцы работают с немытыми руками, то покупать в таком месте ничего не стоит. Тем не менее, клиенты у таких торговцев есть. И будут до тех пор, пока москвичам не объяснят, что съедобное, а что несъедобное».

В каждой европейской стране есть свой фаст-фуд

Не гамбургером единым жив человек, могут с полной уверенностью заявить жители стран Западной Европы. Практически в каждом городе можно перекусить на бегу с национальным колоритом. Так, в Италии, где за последние 15 лет перерыв на обед сократился с почти двух часов до получаса, популярны так называемые «обеды с собой», состоящие, как и положено, из супа, горячего и салатов. В некоторых палатках продают сэндвичи на основе галет по старинному рецепту и пиццу, свернутую конусом, чтобы удобнее было кусать. В Великобритании гамбургеры воюют с традиционными сэндвичами и национальным блюдом «fish’n’chips» (жареная рыба с картофельными чипсами). Последнее блюдо, кстати, популярно как среди туристов, так и среди коренного населения, боящегося коровьего бешенства.

В Испании основные соперники хот-догов и кебабов – «тапас», то есть крохотные закуски. Это могут быть и мини-бутерброды, и кусочки ветчины с сыром, и маслины с оливками. Подают их обычно в большом количестве, так что «заморить червячка» ими можно. Во Франции альтернатива фаст-фуду – многочисленные булочки и пирожки. А одним из любимейших кушаний вечно торопящихся парижан можно назвать длинный багет, набитый ветчиной, сыром и зеленью.

В Бельгии обожают картошку фри

На улицах Франции и Бельгии увидеть палатки с фаст-фудом – не проблема. Отведать здесь можно и перебравшуюся из Турции шаурму, которая здесь зовется «деннер-кебаб», или «грек», и чисто европейские блюда – холодные закуски в хрустящем багете. Старшее поколение людей, правда, такие палатки обходит стороной, презрительно называя фаст-фуд словечком «мальбуфф», что в переводе означает «плохая еда». А вот молодежь трескает за обе щеки. В самые популярные в Бельгии точки общественного питания, фритюрни, выстраиваются целые очереди. Фритюрни, торгующие жареной картошкой с разными соусами, уже стали частью традиции. Бельгийцы до сих пор обижаются на том, что изобретенное ими блюдо во всем мире почему-то называется «french fries» – «французская жареная картошка».

За продавцами в палатках быстрого питания строго следят местные санинспекторы. Так, например, для торговли мясным фаст-фудом нужно собрать целую тонну бумаг. Можно ли отравиться в фаст-фуде? Наверное, можно, впрочем, как и в ресторане. Тут вопрос репутации и цены. Но о скандалах, связанных с этой частью общепита, в последнее время не было слышно. Многие даже считают, что когда кухня на виду – оно надежнее...

Александр МИНЕЕВ, Брюссель.


Текст: Нина ВАЖДАЕВА, Марта САИТОВА, Елизавета ТИТАРЕНКО «Новые Известия», 23.07.2008 г.

Источник: Новые Известия

Опубликовано:
27/05/2011

Рекомендуем

В фокусе

Потеснит ли чай матча кофе в продажах современных кофеен

Лена Кожина. Основатель бренда Matcha Forest, совладелец японского бистро J’PAN
Конъюнктура

Как выйти за рамки «столичного гостеприимства»

Инна Щепетова. Владелец агентства Marketingstory.ru, преподаватель Novikov Business School, автор книг «Учебник ресторатора» и «Ресторан глазами гостя. Новый взгляд на бизнес»
Конъюнктура

Смогут ли рестораторы свести к минимуму природный след своей индустрии

Елена Богдан. Ведущий специалист ресторанного направления агентства маркетинговых коммуникаций Prprosto
В фокусе

Рестопрактикум: «8 сил ресторанного бизнеса»

Как наладить работу в постпандемический период
Конъюнктура

Каким трендам в здоровом питании мы будем следовать в 2021 году

Александра Гудимова. Основатель бренда продукции для здорового питания Bionova
В фокусе

Как якутские гастрофестивали работают на развитие бренда региона

Татьяна Тымырова. Директор по развитию холдинга А. Скрипина, председатель Национальной ассоциации рестораторов, отельеров и туризма Республики Саха (Якутия)