В поддержку малого бизнеса

Дмитрий Медведев выдвинул недавно четыре ключевые инициативы в поддержку малого бизнеса. Меры выглядят радикальными. Но в действительности за ними стоит тщательная работа ученых и экспертов. Одним из ключевых авторов проекта был «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства»…

Чем и как живет российский малый бизнес? Где у него наметились точки роста, а где находятся болевые узлы? Готов ли он принять от государства руку помощи?

Об этом наша беседа с заместителем гендиректора института Олегом Шестоперовым.

— Почему правительство вдруг так озаботилось малым бизнесом?

 — Это произошло не вдруг. Малый бизнес постоянно вызывает интерес у власти. Не стоит забывать, что в этой области у нас заняты 8,5 млн. человек. Это каждый седьмой трудоспособный житель страны. Кроме того, в России 2,5–3 млн. индивидуальных предпринимателей.

Шанс – 2%

— Но исследования говорят, что население все меньше мечтает об открытии собственного дела.

— Во всем мире людей, рискующих завести свое дело, — меньшинство. У нас доля тех, кто надеется «на дядю», не больше, но и не меньше, чем в других развитых странах. Потенциально готовы открыть свой бизнес 4% россиян. Реально делают это менее 1%. Зато потом из этой орбиты просто так не выпадают. Уходят из бизнесменов только 30%. Если одно дело не пошло – большинство заводит новое.

— Велик ли шанс вырасти из малого бизнеса в средний?

— Вырастают 2% бизнесменов. На самом деле это немало. Остальные так и остаются «мелкими». По разным причинам. Кто-то занимается бизнесом, который только и может быть малым. Сидит в ларьке, владеет маленькой пекарней. А кто-то начинает дробиться в сеть или сам открывает новые торговые точки и со временем перерастает в средний бизнес.

— Почему у 2% все получается, а у 98% – нет? Есть рецепт роста?

—А почему получилось у Билла Гейтса? Это жизнь. Кто-то организует бизнес по-новому, а кто-то попадает «в новую нишу». Кто-то рискует больше, чем другие. Стремительный рост — всегда риск. Может и разорвать. Доступ к деньгам не всегда важен. Главное — уметь ими пользоваться.

— Важна и роль государства. Но считается, что, какие бы хорошие законы ни принимали на федеральном уровне, они не могут напрямую повлиять на малый бизнес. Это — дело местных властей.

—  Президент, конечно, не должен лично сдавать помещения в аренду малому бизнесу. Но в развитии законодательства, в сокращении административных барьеров он заинтересован. Хотя, разумеется, в первую очередь малым бизнесом должны заниматься местные власти.
Однако тут есть западня. Дело в том, что в России они не получают налоги от малого бизнеса. Поэтому, по сути, не заинтересованы в его развитии. Эти деньги уходят «наверх». На уровень региона, федерации. Обратно возвращается «трансфер».

 Так уж устроена наша бюджетная система. Сами посудите. Если в моем муниципалитете развиваются малые предприятия, я становлюсь донором. Излишек у меня «состригут» и отдадут соседу, который не делает ничего. А зачем мне его кормить? По­этому я, скорее всего, начну вступать с предпринимателями «в неформальные отношения».

— Это как?

— Например, введу «добровольную» социальную ответственность. Организую какой-нибудь фонд «ко Дню города» – чтобы из него замостить центральную улицу. И малый бизнес будет делать «подарки» городу.

Вообще-то по закону это называется «навязанные обязательства». Это запрещено. Но такая практика очень распространена по всей России.

— Почему у нас столько лет говорят о помощи малому бизнесу, а лучше ему не становится…

— Становится. Число малых предприятий в России увеличивается. С 2001 г. малый бизнес развивается быстрее, чем остальная экономика. Только с января по июнь прошлого года в стране появились 120 тыс. новых малых предприятий. Количество их работников увеличилось на 400 тысяч. Вклад малых предприятий в ВВП превышает 17%. Три года назад декларировали 12%.

Взять свое

— Говорят, должно быть – 70%.

— Считается, что в западных странах доля малого бизнеса — 70%. Но сравнивать с Россией некорректно. Они измеряют малый бизнес вместе со средним, а мы – только малый. При этом толковой статистики по среднему бизнесу у нас нет. Оценки – и не только нашего института – говорят, что у нас не такая уж маленькая доля малого и среднего бизнеса. Их общий вклад в ВВП России не меньше 50%.

Что в этом хорошего? Во-первых, это «подушка» экономики. Когда возникают кризисы, малые и средние предприниматели быстрее адаптируются к новым условиям и смягчают их. Простой пример: крупные корпорации во время спада увольняют сотрудников. А куда они идут? В малый и средний бизнес.

— Правда, не совсем ясно, что такое малый бизнес? Кто-то считает, что это компании с персоналом до 50 человек. Другие меряют по размеру выручки. Но кто же ее – настоящую выручку – покажет?

— Мы проводили на эту тему исследование. Вывод – в последние 5 лет малый бизнес «обеляется». Общая доля «тени» в 2002 г. была 44%. Сейчас – 38%. Иными словами, малый бизнес платит налоги с 60% своих реальных доходов. Это неплохо.

— Считается, что налоги в России очень высоки.

— Это не так. Малый бизнес отдает государству около 25% оборота. По «упрощенке» – 15%. Это нормально. В остальной экономике то же самое, а нефтянка платит еще больше. Та же картина – в Европе, в Штатах. У нас сейчас вполне приемлемые налоги.

— Тем не менее предприниматели от них по-прежнему бегают…

— Можно говорить об отдельных видах налогов, которые бизнес не принимает. На первом месте – налоги с заработной платы. За каждого работника нужно отдать 40% сверху от фонда оплаты труда. Это гораздо больше, чем налоги на оборот. Естественно, их стараются избегать.

— Это нормально?

— В Швеции чуть ли не 90% нужно платить за работника. Мне кажется – это безумие. Но у наших людей другая боязнь. Непонятно, что будет с их предприятием через год. Неясно, как поведет себя государство. А уж что оно творит с пенсионной реформой и со здравоохранением – уму непостижимо. И зачем тогда я буду платить социальный налог? Люди не видят отдачи от этих налогов. Государство не показывает, как оно их тратит. Вот никто и не хочет платить.

Каждый второй

— Кстати, коррупция – тоже налог. Насколько он велик?

— Коррупция у нас, к сожалению, не сокращается. Она-то во многом и провоцирует теневой оборот. На взятки, откаты тратятся огромные деньги. В 2002 г. мы насчитали, что малый бизнес «выдал» чиновникам порядка 12–13 млрд. долл. взяток. Сейчас гораздо больше. Почти 6% от оборота малого бизнеса идет в карман должностных лиц. Это значит, что в цене каждого продающегося в России товара заложено 6% на взятки… По нашим исследованиям, их платят 53% всех малых предприятий.

— Значит, половина этого не делает. Почему бы остальным не последовать их примеру?

— Встречаются разные ситуации. Например, пожарные требуют, чтобы на кухне ресторана не было никаких лишних перегородок. А Санэпиднадзор, в свою очередь, желает, чтобы помещение, где готовят, было отделено от того, где моют посуду. Значит, одни штрафуют за отсутствие стены, другие – за наличие…
Бывает и так. Предприятию не хватает буквально 0,5 кв. м помещения, чтобы соответствовать нормам Санэпиднадзора. Ну не сносить же несущие стены? И как быть? Придется полностью менять бизнес. Например, переквалифицироваться из аптеки в склад. Или давать взятки.

Рай для бизнеса

— Новый президент предложил ввести полный запрет на проведение проверок малого бизнеса без санкции суда. Это не утопия?

— Это прекрасная мысль. Чиновнику надо поставить барьер. Это заставит его лишний раз подумать, приходить ли ему с проверкой. Единственная издержка – суды будут завалены делами. А они у нас и так перегружены. Вот если бы у нас были, как во Франции, специальные административные суды по взаимоотношениям бизнеса и государства…

 С другой стороны, мораторий на плановые проверки введен еще в 2004 году. А внеплановые все равно случались. Достаточно написать жалобу – и к твоему конкуренту придут. Новые меры призваны радикально разобраться с этой ситуацией. Безусловно, это сократит поборы. Но, с другой стороны, станет сложнее открыть предприятие. Потому что те же взятки будут брать в самом начале. При выдаче разрешений, согласовании ассортимента.

Судите сами. Компанию нужно где-то разместить. Если я открываю ресторан, мне надо согласовать ассортимент. Потом мне понадобится разрешение на пожарную сигнализацию и так далее... Иными словами, ограничения «на входе» тоже нужно минимизировать. Иначе теневые платежи в конечном счете сокращаться не будут.

Долой пожарных!

— Почему бы просто не отменить все эти контролирующие инстанции? Пожарных, санитарный надзор. Кому они нужны? Только деньги тянут.

— Люди не должны есть пирожки с радием и травиться некачественной водой. Такой конт­роль есть в любой стране. Но в некоторых государствах количество надзорных инстанций сведено к минимуму. У нас тоже были инициативы – во время административной реформы. Был отдельный Госсанэпиднадзор, теперь он вместе с Госторгинспекцией. Напрашивались дальнейшие шаги – продолжить объединение служб. Но почему-то этого не сделали. Наоборот, появились комплексные проверки. Когда на предприятие приезжают несколько служб. Одной такой комплексной проверки достаточно, чтобы уничтожить предприятие.

— Говорят, что и выдача лицензий на ведение бизнеса придумана только для взяточников.

— Лицензирование – нормальная мировая практика. Только у нас и здесь все было доведено до абсурда. До 2001 г. в России нужны были лицензии на 2 тыс. видов деятельности. За рубежом – на 30–50 видов. Потом в России осталось 120. Сейчас будет порядка 90 видов.

— Вы верите, что те меры, которые предлагает президент, не заглохнут на полпути?

— Если «обрубят» хотя бы половину тех денег, которые малый бизнес отдает чиновникам в виде взяток, сколько ему останется на развитие! Это миллиарды долларов. В этом году государст­во потратит на развитие малого предпринимательства 4 млрд. рублей. Это несопоставимо с теми деньгами, которые уходят на взятки.

Но если из предлагаемых мер выполнить хотя бы 20% – уже хорошо. Пять лет назад говорили про спецаукционы по имуществу для малого бизнеса. Наконец их ввели. Говорили о фондах имущества – о запасе помещений для бизнеса. Они создаются. Да, 1 копейку вложили, 10 пропали. Но главное – улучшения есть

Беседовал Константин ГУРДИН, «Аргументы неделi», от 3 апреля 2008 г.

Источник: Аргументы неделi

Опубликовано:
27/05/2011

Рекомендуем

Интервью

И корабль плывет

Как сменить китель шеф-повара на пиджак ресторатора
Личный опыт

Как работают семейные винодельни

Концепция бизнеса, оборудование, продажи, лицензирование
Интервью

Работящий человек

Уиллиам Ламберти создает рестораны, которые называют модными, светскими, гламурными
Личный опыт

Idée Fixe

Экспансия Cofix  в России
Личный опыт

В онлайн-режиме

Как открыть интернет-магазин
Личный опыт

Скрытая угроза

«Додо Пицца» шагает по улицам Москвы и мира