Джули Майклз |  Январь 2011

Джули Майклз. Из Америки с любовью

Джули Майклз, генеральный директор и совладелец ресторана The Place, кафе My Place и Mokko, расположенных в бизнес-центрах Riverside Towers...

Джули Майклз, генеральный директор и совладелец ресторана The Place, кафе My Place и Mokko, расположенных в бизнес-центрах Riverside Towers и «Садовая Плаза», уже давно привыкла чувствовать себя полноправным представителем российского малого бизнеса. Джули отлично владеет русским языком, рассказывая о Москве, говорит «здесь», ее любимый писатель – Лев Толстой, она прекрасно ориентируется в нюансах нашего ресторанного бизнеса, да и особенности российской жизни давно стали привычными для нее.

 – Знакомые иностранцы спрашивают меня: как тебе жизнь в России? – рассказывает Джули Майклз. – И я не знаю, что ответить. Конечно, я понимаю, что для моих друзей в Америке жизнь в Москве – сплошная экзотика. Но для меня это дом, я довольно часто объясняю таксистам, как добраться в то или иное место, и вижу, что порой знаю город лучше них…

Впрочем, такой скорее мужской подход вовсе не мешает очаровательной Джули оставаться обаятельной и красивой женщиной. Наверное, в этом и заключается небольшой американский секрет.

Back in USSR

Джули Майклз родилась в Бэйкерсфиелде (Bakersfield), небольшом калифорнийском городке с населением около тридцати тысяч человек. В Советский Союз Джули попала в возрасте двенадцати лет, когда вместе с родителями отправилась в одно из своих первых зарубежных туристических путешествий.

– Шел 1983 год, – рассказывает Джули Майклз. – Мы были в СССР около трех недель, посетили Москву, Тбилиси, Баку и Ереван. Мое увлечение Советским Союзом началось внезапно. Когда наша группа, в состав которой входили только американцы, проезжала около Главного здания МГУ имени Ломоносова на Воробьевых горах, экскурсовод рассказывал нам, что здесь учится и живет много иностранцев, которые интересуются российской культурой и изучают русский язык. Многие в автобусе стали смеяться. Никто не поверил русскому экскурсоводу: кто же приедет в Советский Союз добровольно? Тогда я повернулась к родителям и сказала, что в будущем обязательно сделаю, как эти иностранные студенты МГУ, – вернусь в СССР. Конечно, родители тогда не приняли мои слова всерьез, сказав, что со временем я пойму, что такое коммунизм и изменю свои планы.

Как и следовало ожидать, Джули не передумала и осталась верной данному слову. Так началось увлечение молодой американки Советским Союзом и русской культурой.

 – Тогда мне очень понравилась атмосфера человеческих отношений, которую чувствуют в России многие иностранцы, – говорит она. – Может быть, именно это и называют русской душой? Тогда для меня было очень важно понять, в чем отличия между американцами и русскими. А сейчас я иногда думаю, что интерес к России появился у меня случайно, ведь то путешествие в СССР было просто одной из моих первых заграничных поездок. Хотя кто знает, что случайно, а что – нет?

После того как Джули твердо решила вернуться в СССР, ей оставалось лишь запастись терпением и выбрать у себя на родине университет, где были хорошие курсы русского языка.

Такая возможность представилась в Нортвестенском университете (Northwestern University), расположенном в городе Эвансон (Evanston), что в двадцати километрах от Чикаго (штат Иллинойс). В этом университете Джули Майклз училась четыре года. За это время будущая русская бизнесвумэн приезжала в СССР еще дважды по обменной программе.

 – В 1991 году я побывала в Москве прямо перед путчем, – говорит Майклз. – В 1992-м приехала уже на четыре месяца. Тогда и приняла окончательное решение приехать в Россию на год после окончания университета, а потом вернуться в Америку, чтобы поступить в аспирантуру.

Сохо – Москва

После окончания Нортвестенского университета Джули Майклз действительно около года жила в России, где познакомилась со своим будущим мужем – австралийцем русского происхождения, который работал здесь в иностранной компании. Затем Джули вернулась в Америку, где училась в аспирантуре Йельского университета, и получила диплом магистра по специальности филолог-славист.

 – Примерно в это же время нам с мужем предложили открыть небольшое кафе в строящемся московском бизнес-центре, который должен был вскоре начать работу, – рассказывает Майклз. – Мы согласились, но получилось так, что мужу по работе пришлось уехать в Нью-Йорк. Мы вложили деньги и вернулись в США.

Первое время в Нью-Йорке Джули Майклз работала в отделе маркетинга и PR компании Dupont.

– Я занималась продукцией для сельского хозяйства, – рассказывает Майклз. – Целыми днями общалась с фермерами из аграрных штатов: Айовы, Огайо и т.д. Это никак не было связано с ресторанами. Но так как я решила открыть в Москве кафе, то нашла вечерние курсы ресторанного бизнеса. Несколько месяцев училась там, а потом уволилась из компании Dupont и устроилась в хостесс ресторана «Зоя», где до этого проходила производственную практику.

Это заведение находилось в районе Сохо. Московское кафе, принадлежавшее Джули Майклз, открылось в 1997 году в бизнес-центре Riverside Towers на Космодамианской набережной. Кафе получило название My Place. Вскоре Джули получила предложение открыть в том же бизнес-центре ресторан на 150 посадочных мест.

– Мы с мужем вернулись в Москву в августе 1998 года, – говорит Джули Майклз. – Как сейчас помню, в понедельник упал курс рубля, во вторник мы сели на самолет, в среду прилетели. Представляете, как нам было обидно, что в 1997 - 1998 годах, когда здесь было все очень хорошо, мы жили в Америке? Первое время думали, уехать ли нам обратно или остаться в России. Дело в том, что в июле 1998 года мы заказали кухню для нашего нового ресторана и оплатили половину ее стоимости как раз за две-три недели до кризиса. Как известно, стоимость кухонного оборудования составляет большую часть вложений в заведение питания. У нас был выбор – отказаться и, потеряв эти деньги, уехать обратно в Америку либо попробовать и доплатить недостающую половину. Мы рискнули.

Однако открыть ресторан в послекризисной Москве было не таким простым делом. В итоге вместо начала ноября, как это было запланировано первоначально, ресторан The Place открылся только под Новый год. Расчет был сделан на организацию бизнес-ланчей для сотрудников офисов Riverside Towers и привлечения круга постоянных клиентов – в основном иностранных граждан. Но из-за кризиса изменилась платежеспособность клиентов, многие компании прекратили деятельность в России и закрыли свои офисы.

– Весь наш бизнес-план полетел вверх ногами, – говорит Джули. – Единственно, что осталось прежним, - арендная плата. Оставался один выход – работать на объем. Первоначально мы собирались делать бизнес-ланч стоимостью $12 - 15, но были вынуждены опустить цену до $9. Следующим шагом стало заключение договоров с компаниями на корпоративное питание по кейтеринговой системе. Нам удалось подписать контракты с компаниями Asco systems, Brunswick Warburg, Ernst&Young, Finansbank, Garanti Bank, Price Waterhouse Coopers, S.A.P. и др.

Ресторан в далекой России Раскрутить ресторан The Place во многом помог и опыт работы первого кафе My Place, которое существовало уже на протяжении года.

– В My Place у нас был очень профессиональный русский бухгалтер и другие сотрудники, имеющие хороший опыт работы, – рассказывает Джули. – Поэтому, когда я приехала из Нью-Йорка, мне повезло – не пришлось открывать бизнес с нуля. Поначалу я очень волновалась, но со временем поняла, что ничего страшного нет. Полностью вошла в курс дела и стала постепенно привыкать к московскому образу жизни. С тех пор прошло шесть лет, за которые многое изменилось.

– Поначалу на Джули было все, что связано с рестораном, – рассказывает Сергей Косилкин, шеф-повар ресторана The Place. – Она работала над меню, маркетингом, над всем, что было связано с рестораном, сама принимала практически каждое решение и была в ресторане почти круглосуточно, по крайней мере от открытия до закрытия. Но постепенно у нас собралась грамотная команда, и у Джули Майклз появилось немного свободного времени. Джули Майклз не потратила это время впустую и вскоре открыла еще одно заведение – кафе Mokko в бизнес-центре «Садовая Плаза». Параллельно с новым проектом ее компания стала развивать направление питания по кейтерингу для офисов ряда крупных иностранных компаний.

 – Сейчас мы занимаемся не только организацией ежедневного питания в офисах компаний, но и корпоративными и частными мероприятиями для их сотрудников, – рассказывает Наталья Чирикова, директор ресторана The Place. – Довольно часто мы организуем праздничные вечеринки в частных квартирах и тому подобные мероприятия.

Естественно, работа с иностранцами не лишена своей специфики.

 – Мы стараемся идти навстречу гостям, хотя это не всегда легко сделать, – говорит Наталья Чирикова. – Зато часто получаем от наших клиентов очень интересные идеи. Например, они звонят и спрашивают, почему у нас в меню нет такого-то блюда или можем ли мы отметить определенный праздник. Почему бы и нет? Все наши постоянные клиенты знают, что нас всегда можно попросить и специально для них будет сделано небольшое исключение. Скажем, несколько лет назад перед Рождеством нам позвонила англичанка, которая очень просила нас сделать Mincemeat pie. Это праздничное английское блюдо напоминает пирог только названием. Скорее это такая смесь, запеченная в корзиночке. Мы опросили всех наших знакомых англичан насчет рецепта, но оказалось, что у себя на родине они всегда покупали Mincemeat pie в магазине и никогда не готовили его собственноручно.

Мы обыскали все сайты, перерыли весь архив кулинарных книг и в итоге все-таки нашли рецепт. После этого приготовили несколько вариантов, и в результате наша клиентка получила именно то, что хотела. Правда, после того случая никто больше не спрашивал у нас это блюдо. Так что, если хотите попробовать Mincemeat pie, обращайтесь к нам.

– Одно из самых памятных и важных, на мой взгляд, наших достижений – кейтеринг в Оружейной палате Кремля для концерта Chamber Orchestra Kremlin, – рассказывает Джули. – Первая трудность заключалась в том, что нам нужно было обязательно воспользоваться машиной, принадлежавшей администрации Кремля, поскольку на его территорию пускают либо государственные российские, либо дипломатические иностранные автомобили. В итоге наши сотрудники поехали своим ходом, а я вместе с водителем – на «Газели», принадлежавшей администрации Кремля. Но когда мы уже приехали со всей нашей едой, то узнали о второй трудности – в тот день в Кремле была с визитом королева Нидерландов, поэтому ворота были закрыты и никто не мог ни приехать, ни уехать. Я долго сидела в машине, думала, что мы опоздаем, и очень нервничала, ведь мы работаем в Кремле не каждый день, это была большая честь для нас. Наконец, ворота открылись, пришли охранники и сказали, что мне нельзя ехать с водителем, а надо идти пешком. Что было делать? Я побежала в сторону Александровского сада. В конце концов мы успели, вечер прошел безукоризненно, но когда все закончилось, я узнала о третьей трудности – пока мы обслуживали, убирали и мыли посуду, Кремль закрылся на ночь. Я уже не помню, с кем нам удалось договориться, но ворота все-таки открыли, и мы, счастливые, поехали домой. Русские будни Конечно, жизнь в России, да и характер русских людей не ограничиваются одним позитивом.

 – В Америке люди все время стараются выглядеть жизнерадостно, это одна из черт американского национального характера, – рассказывает Джули Майклз. – Хорошо им или плохо, но они улыбаются. Американцы очень общительные, на улицах разговаривают друг с другом даже незнакомые люди. Часто в магазине можно узнать о том, сколько детей у продавца, где они учатся. В Москве все по-другому. Когда моя мама приезжает сюда и мы идем в магазин, она спрашивает: у продавщицы что-то случилось? Мама не понимает по-русски, и, глядя на выражение лица человека, она думает, что он грубый или у него плохое настроение. По-моему, это делает нашу жизнь намного хуже. Кстати, официанты здесь тоже редко улыбаются.

По поводу следующей гастрономической моды в России Джули Майклз считает, что очередь - за направлением simple food.

 – Сейчас все русские много путешествуют, часто посещают рестораны за границей, – говорит она. – Маловероятно, что в ближайшие годы будут актуальны какие-либо сложные концепции. Сейчас все хотят просто хорошо, вкусно и не очень дорого поесть, может быть, научиться интересному и несложному рецепту, чтобы в свободное время приготовить понравившееся блюдо дома. Ресторанный бизнес развивается здесь очень стремительно. Еще десять лет назад никто не знал, что такое капучино латте. В 1994 - 1995 годах, кроме «Американского бара и гриля» и «Пиццы Хат», заведений среднего уровня в Москве не было. Мы с мужем шутили, что, если закроются эти рестораны, нам негде будет есть. Для того чтобы попробовать, например, японскую кухню, надо было на двоих потратить $300 - 400. Сейчас у нас много недорогих ресторанов самых разных направлений. Есть очень хорошее предложение русской кухни, как дешевой, так и дорогой. Много относительно недорогих итальянских, японских ресторанов. То, что эти и многие другие заведения среднего сегмента пользуются популярностью, говорит о том, что следующий шаг – чуть-чуть выше и немного дороже. Конечно, у всех рестораторов много общих проблем – персонал, недвижимость, количество потенциальных посетителей, которые могут позволить себе бывать в ресторанах. Сейчас можно часто услышать, что здесь никогда не будет так, как на Западе. К сожалению, еще многие люди не понимают, что этого и не должно быть, ведь Россия – не Америка и не Англия. Но уже сейчас список хороших ресторанов в Москве не имеет конца. Лично я люблю бывать в «Бочке», «Пушкине», «У Дяди Гиляя». Не так давно на Сретенке открылся новый ресторан Simple pleasers, который мне очень понравился. По-моему, там отличное соотношение цены и качества и интересное меню – можно найти как нечто экзотическое, так и простые блюда.

Об очередных планах Джули Майклз, как и следовало ожидать, умалчивает:

– Конечно, мы хотим открыть очередное заведение, но в настоящее время большие трудности связаны с поиском подходящего помещения. Современный ресторанный проект в России требует долгосрочных инвестиций – не на два года и даже не на пять. Конечно, у нас есть определенные идеи, но о них пока еще рано говорить во всеуслышание. Несмотря на определенные сложности с организацией заведений питания, которые в Москве, безусловно, есть, я думаю, что бизнес здесь вести можно. Об этом говорит и тот факт, что для такого огромного мегаполиса количество существующих ресторанов и кафе еще недостаточно велико. Впрочем, нетрудно предугадать, что их число будет постоянно расти.

Автор: Дмитрий Алексеев

Опубликовано:
03/01/2011

Рекомендуем

Личный опыт

Сеть суши-ресторанов «Фудзияма» с фастфуд-прицелом

Разновидности форматов быстрого обслуживания. Роллы вместо пиццы
Интервью

Сибирская кухня — против природы не пойдешь

Владимир Бурковский о таком сложном и огромном гастрономическом явлении, как сибирская кухня
Личный опыт

Обучение кулинарному искусству. Какой путь должен пройти повар

Андрей Махов: «Примерно до 30 лет вы должны пройти путь от повара до шефа»
Личный опыт

Революционный социально-гастрономический проект

Илиодор Марач о системе взаимоотношений с гостями и ценообразования, как о тренде развития ресторанной отрасли
Личный опыт

Как сделать город лучше

Как «бизнес из любопытства» встал на прочные рельсы
Личный опыт

На Манхэттен со своим самоваром

Михаил Гончаров, управляющий и основатель сети «Теремок», делится опытом первого американского открытия