законодательство |  Сентябрь 2019

Облокотясь на гильотину

Оценка регулирующих воздействий принимаемых законов

Облокотясь на гильотину

Думать, что Федерация рестораторов и отельеров России защищает лишь самых известных и крупных рестораторов страны, — большое заблуждение. Проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели в нашем бизнесе, системные и касаются каждого. Законодательство у нас в стране одно, и его правоприменение одинаково и для ресторана в центре Москвы, и для заведения на пять столиков в Находке.

В ЧЬЮ ПОЛЬЗУ?

Я не ошибусь, если скажу, что многие уверены, будто ФРиО — некий закрытый элитарный клуб, деятельность которого сводится к лоббированию интересов исключительно представителей крупного бизнеса. И только немногие из участников рынка, в основном те, кто стоял у истоков создания современного ресторанного бизнеса в России, понимали еще в 1990-е годы и знают сейчас, для чего предпринимателям нужна общественная организация. Зачастую бизнесмены стараются решать все свои вопросы на местах. А как решать? Платить. Всем: полиции, врачам, МЧС, Роспотребнадзору… То, что принято называть лоббистской деятельностью, в случае с нашей федерацией именуется ОРВ — оценка регулирующих воздействий принимаемых законов. ФРиО — общественная организация, объединяющая профессиональное сообщество и выступающая как эксперт во всех процессах. Мы говорим с законотворцами и регуляторами о том, к чему приведет принятие того или иного закона, который, с одной стороны, един для всех в части его исполнения, а с другой — должен иметь положительный эффект и работать на пользу государства и граждан России.

Считая выручку дня и планируя завтрашние закупки или расчеты с поставщиками, предприниматель должен понимать, что все действия федерального законодательства так или иначе сказываются на его деятельности как участника рынка. Часто встречающаяся в проектах законов формулировка «со стороны государства финансирования не потребуется» вызывает у меня вопросы: «А со стороны сообщества?», «А выгодно ли это государству?». И еще: «Может быть, сторонняя организация, а не государство получит какую-нибудь выгоду от предлагаемого закона?» Не секрет, есть законы, принимаемые в пользу третьих лиц. Это вроде камер, фиксирующих скоростной режим на дорогах, которые принадлежат частным организациям.

Приведу такой пример. Мне в ресторан пришел продукт со всеми сопроводительными документами и сертификатами, подтверждающими его качество. В законе говорится, что проверку может осуществлять любая независимая лаборатория. А мне Роспотребнадзор говорит: «Еще раз проверьте». Это, дескать, регламентируется положением о производственном контроле, который вводили, чтобы уменьшить контроль со стороны государства. И вполне понятна реакция бизнесмена: «Почему я должен тратить собственные деньги, отправляя получивший сертификат соответствия продукт на повторную проверку?» Потом возникает еще один вопрос: «На что это влияет?» На качество продукта — никоим образом. А вот на себестоимость — да. Причем напрямую.

Но если честно, очень немногие предприниматели сегодня думают о значении себестоимости в перспективе развития. Смотрят в будущее поквартально: «Давайте доживем до конца лета», «Давайте доживем до Нового года». А ресторанный бизнес с горизонтом планирования меньше десяти лет рассматривать вообще нельзя, это бессмысленно.

ЧИТАЯ МЕЖДУ СТРОК

ФРиО занимается лоббистскими вопросами профессионального сообщества с 1996 года. И у нас достаточно кейсов, про которые многие новые рестораторы даже не знают. Некоторые уже забыли, что была обязательная сертификация предприятий питания, которая вообще ничего не давала. Просто финансовый поток в сторону определенных компаний, которые могут осуществлять сертификацию. Мы ее отменили. Была хлебная инспекция — система, сохранившаяся еще с продразверстки. И когда в России начали открывать рестораны, приходили инспекторы и спрашивали: «Вы выпекаете хлеб? Лицензию будете получать? Вы должны с нами согласовать рецептуру». Это мы тоже отменили.

Что касается деятельности ФРиО сегодня, когда вовсю должна работать регуляторная гильотина, провозглашенная кабинетом министров и президентом, мы все равно на этапе обсуждения проекта того или иного законного акта пишем свои замечания и отправляем их в Минэкономразвития, которое проводит оценку регулирующего воздействия. И надо отметить, это министерство достаточно серьезно стоит на том, чтобы не мешать экономическому развитию. Минпромторг, курирующий нас с точки зрения ресторанного бизнеса, тоже помогает в этом. Но есть небольшой нюанс — чиновники. У них свой KPI. Они что-то должны делать и ставить себе галочки. Регуляторная гильотина введена во все ведомства, но KPI чиновников никто не отменял.

Мы общаемся с Аппаратом заместителя Председателя Правительства РФ, руководителем Аппарата Правительства Константином Анатольевичем Чуйченко. Он как раз отвечает за регуляторную гильотину. В одном из разговоров мы поднимали вопрос о том, чтобы, например, прекратить посещение ресторанов такими проверяющими организациями, как Роспотребнадзор. Но, поверьте мне, даже мы, люди изощренные, не могли подумать о том, что пришедший к нам на оценку регулирующего воздействия закон «О лекарственных средствах» будет содержать одну интересную вещь. Мы даже его не рассматривали, не читали, полагая, что он не имеет к отрасли никакого отношения. А там в конце написано, что «предприятия, выпускающие лекарственные средства, и предприятия общественного питания подлежат проверке без согласования с прокуратурой». В законе «О лекарственных средствах»! Это нормально? И это не опечатка, а просто злой умысел.

ДЕНЬГИ В ТРУБУ?

Самая одиозная вещь — старые санитарные правила, которые перешли в сегодняшний день из времен царской России и за эти годы из четырех пунктов разрослись до трехсот. Я понимаю, правила, написанные в конце 1920-х, когда свирепствовали холера и тиф, содержали определенные санитарные требования. В 1933 году Н. А. Семашко организовал санитарную инспекцию. После этого правила больше не пересматривались. За окном XXI век, а санитарные врачи все продолжают контролировать производство, как будто это государственные предприятия. Контролируйте на выходе готовую продукцию — вот тогда все будет понятно. А решение о том, как сделать, чтобы на предприятии соблюдали чистоту и не было бактерий, отдайте самому предпринимателю. Это его реноме. Но нет: холера, тиф, Семашко и 300 пунктов санитарных правил для государственной системы общественного питания, разработанных в стране, которой больше нет.

Еще? Система очистки выброса. У нас в правилах есть только один способ: труба воздуховода за конек крыши. Другого, альтернативного, нет. Ресторан на первом этаже многоэтажки. Как только ты ставишь трубу по-другому, тебе говорят: «А за конек? Штраф, и на 90 дней закрыть». Понятно, что это одиозная история, но у нас пока других нет. Только такие.

А что делать с санитарными правилами? Оставить их, чтобы врач приходил к тебе дозором на производство? Но что это дает? Контакт с врачом. Значит, возможность коррупции. Давайте сделаем так, чтобы это отсечь. Не надо никуда заходить, просто купите с раздачи продукцию и отправьте на анализ. В рамках «контрольной закупки», которая сегодня по закону разрешена. Но тут возникает новый вопрос: нет независимых лабораторий. Врач отправил продукцию в лабораторию, которой он сам выдал лицензию. Как оспорить результат такого анализа? Следовательно, у предпринимателя должна быть возможность независимой экспертизы, а независимых нет. Все равно разрешение на деятельность лабораториям дает Роспотребнадзор. Сами пишем законы, сами себя проверяем. Все это коррупция. Собирают штрафы, а потом средства, остающиеся в местном бюджете, направляют на зарплату чиновников.

Вот такая у нас гильотина. Медленная и не рубит. Почему? Потому что нужно написать законодательные акты и правила, соответствующие сегодняшнему дню. Сейчас создаются рабочие группы при правительстве, куда в числе прочих войдет и ФРиО. Я на всех заседаниях говорю: «Советское правительство полностью отменило законодательство Российской империи и начало писать его снова. Так давайте все отменим и тоже начнем писать. Так будет правильнее». А исправлять — это как взять старые «Жигули», приделать фары, покрасить по-новому, молдинги какие-нибудь навесить и кенгурятник от джипа. Но внутри-то все старое.

Сейчас продолжается борьба с курением, хотят запретить в ресторанах электронные сигареты. И ставится вопрос ответственности за то, что у тебя в заведении человек закурил электронную сигарету. За это ответственность несет ресторатор, и его будут штрафовать. Но ведь это примерно то же самое, как штрафовать владельца платной дороги за то, что водитель на этой дороге превысил скорость.

Опубликовано:
06/09/2019

Рекомендуем

Рекомендации

С чего начать экологизацию ресторана (бара) в кризис

Юлия Барсукова. Специалист по развитию компании «Сфера Экологии» (Санкт-Петербург), выпускница РГСУ, магистр
Маркетинг

Как повысить спрос и продажи в кондитерской

Евгения Головкова. Управляющий партнер сети кондитерских Kuzina
Менеджмент

Как повысить вовлеченность сотрудников после пандемии

Елена Победоносцева. Товарищ по HR компании UnoDosTres
Рекомендации

Какие выводы нужно сделать, на какие перспективы можно расчитывать

Артур Чистяков.  Специалист в области стратегического планирования и маркетинга, эксперт в сфере доставки готовых блюд и продуктов, более двадцати лет в ресторанном бизнесе и FMCG, запустил несколько проектов, ставших лидерами индустрии
Маркетинг

Какие инструменты продвижения сегодня наиболее эффективны

Евгения Нечитайленко. Основатель агентства маркетинговых коммуникаций Prprosto
Маркетинг

Какие акции и спецпредложения работают во время кризиса

Елена Богдан. Ведущий специалист ресторанного направления агентства маркетинговых коммуникаций Prprosto