начать сначала |  Август 2020

Чем чреваты серые схемы ведения бизнеса

Ирина Шахрай. Адвокат, финансовый советник, основатель юридической компании «Шахрай и партнеры»

Чем чреваты серые схемы ведения бизнеса

Мэр Москвы Сергей Собянин на встрече со столичными рестораторами 16 июня поддержал инициативу основателя и совладельца «Кофемании» Игоря Журавлева о введении единой упрощенной системы налогообложения для предприятий общественного питания, которая учитывает специфику ресторанного бизнеса.

Суть предложения в том, чтобы отменить предельный размер дохода, предусмотренный п. 4 ст. 346.13 НК РФ, который дает право использовать льготный налоговый режим (6% с доходов или 15% с разницы между доходами и расходами).

На мой взгляд, предложенные меры заслуживают скорейшей реализации, тем более если принять во внимание, что общественное питание — одна из наиболее пострадавших отраслей в условиях пандемии. Да и в обычные времена особенности ресторанного бизнеса диктовали необходимость введения специальных правил его налогообложения.

ОСН НЕ ДЛЯ РЕСТОРАНОВ

В настоящее время подавляющее большинство предприятий общепита в Москве применяют упрощенную систему налогообложения в соответствии с главой 26.2 НК РФ. И очень многие рестораторы, чтобы не нарушать предусмотренных законом условий использования УСН, вынуждены прибегать к различным серым схемам, подвергая себя риску привлечения к налоговой, административной, даже уголовной ответственности и уплате огромных налоговых платежей.

Общая же система налогообложения (ОСН) с уплатой НДС и налога на прибыль для подавляющего большинства предприятий общепита совершенно не рентабельна. Посудите сами: существенная часть расходов ресторана на приобретение сырья и полуфабрикатов не включает НДС. Так, овощная продукция в основном закупается у частных лиц на рынках. Кроме того, многие продовольственные товары и полуфабрикаты, используемые в производстве (мясо, молоко, яйца, растительные масла и т. д.), облагаются НДС по ставке 10%. В то же время цена, по которой продукция ресторана реализуется потребителям, включает 20% НДС.

Еще одна черта ресторанного бизнеса — трудозатратность. Между тем расходы на оплату работы персонала, как известно, не облагаются НДС, хотя они составляют весьма существенную долю в общих затратах предприятия общепита.

Далее следует отметить, что налог на прибыль по действующей ставке (20%) даже при полном учете всех расходов в конечном счете полностью съедает прибыль, и так в этом бизнесе незначительную. Увеличивать цены в меню, как правило, нереально, учитывая ситуацию с уровнем доходов населения и конкуренцией с применяющими УСН ресторанами, которые могут себе позволить меньшие наценки на свою продукцию.

В свое время по заказу одного из рестораторов мы разработали и изучили различные модели организации бизнеса с применением общей системы налогообложения и пришли к однозначному и очевидному выводу: ОСН не для ресторанов.

Вместе с тем и УСН в том виде, в котором она существует в настоящее время, не способствует дальнейшему развитию общественного питания, по крайней мере, в таких мегаполисах, как Москва. К этому выводу мы пришли давно. Меры для совершенствования налогообложения общепита также не раз подробно обсуждались рестораторами, юристами и финансистами.

РАЗОРИТЕЛЬНАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ

В сложившейся неблагоприятной экономической ситуации следует, вне всяких сомнений, ожидать, что правительство серьезно озаботится пополнением оскудевшей казны, причем постарается это сделать таким образом, чтобы не опустошить имеющиеся у государства финансовые фонды. Собственно, подтверждением служит отказ властей предоставить реальную поддержку пострадавшим отраслям, выделив необходимые средства из накопленных резервов.

При этом увеличивать налоговое бремя бизнеса, который уже понес и еще понесет серьезные потери из-за кризиса, с точки зрения государства, явно нецелесообразно. Единственный вариант — увеличить собираемость существующих налогов, в том числе путем усиления работы по выявлению недобросовестных налогоплательщиков и пресечения различных схем уклонения от уплаты налогов.

В связи с этим бизнесу, видимо, необходимо подготовиться к ужесточению налогового контроля и прежде всего посмотреть, насколько рискованны используемые на сегодняшний день способы налоговой «оптимизации» и как сделать их более безопасными.

Как я уже сказала, применение общего режима налогообложения с уплатой НДС и налога на прибыль для ресторанного бизнеса разорительно. Поэтому основная цель налоговых схем — устранение или максимальное снижение этих налогов.

Рассмотрим наиболее распространенные схемы оптимизации налогообложения, которые применяют предприятия сферы общественного питания.

ИСКУССТВЕННОЕ ДРОБЛЕНИЕ БИЗНЕСА

Очень часто рестораторы для сохранения права на использование упрощенной системы налогообложения прибегают к схеме дробления бизнеса. Суть ее в следующем: либо под каждое предприятие сети, принадлежащей одному собственнику или собственникам, создается самостоятельная операционная компания на льготном налоговом режиме, либо происходит дробление одного бизнеса (производственного процесса) между несколькими лицами, применяющими один из таких льготных режимов.

Как показывает практика, в ряде случаев при выстраивании подобных схем предприниматели совершают немало ошибок, которые позволяют налоговым органам сравнительно легко раскрывать такие задумки, «объединять» раздробленный бизнес, осуществлять доначисление НДС и налога на прибыль, взыскивая с налогоплательщика пени, штрафы и т. п. Чаще всего бизнесменам не удается отстоять в суде свои интересы.

Какими критериями руководствуется налоговая при выявлении подобных схем?

Прежде всего инспекторам необходимо определить, кто реальные владельцы искусственно раздробленного бизнеса. Далее устанавливается факт разукрупнения, чтобы доказать, что эта схема направлена исключительно на извлечение налогоплательщиками так называемой необоснованной налоговой выгоды за счет неправомерного применения участниками упрощенной системы налогообложения или иного льготного режима. Обнаружив признаки искусственного дробления бизнеса, налоговый орган определяет, оказало ли применение данной схемы влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении всей хозяйственной деятельности в целом.

В качестве признаков дробления среди прочих могут рассматриваться следующие факты:

  • осуществление участниками схемы аналогичного вида экономической деятельности, например, оказание услуг общественного питания;

  • регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, которые являются участниками схемы, в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением бизнеса или увеличением численности персонала;

  • несение расходов участниками схемы друг за друга;

  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т. п.);

  • формальное перераспределение между участниками схемы должностей без изменения обязанностей;

  • отсутствие у подконтрольных лиц принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайтов в интернете, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т. д.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и пр.; 

  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса является другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы общие;

  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

  • единые для участников схемы службы, осуществляющие ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск поставщиков, покупателей и работу с ними, юридическое сопровождение, логистику и т. д.;

  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;

  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;

  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика, включая вновь созданные организации, указывают на снижение рентабельности производства и прибыли.

НЕОБОСНОВАННАЯ НАЛОГОВАЯ ВЫГОДА

Сеть KFC в Краснодарском крае и в Республике Адыгея насчитывала восемнадцать предприятий, деятельность которых была распределена между одиннадцатью юридическими лицами, применявшими один из льготных налоговых режимов (УСН или ЕНВД).

В ходе налоговой проверки одного из этих юридических лиц инспекторы обнаружили признаки искусственного дробления бизнеса. В результате были установлены следующие обстоятельства.

  • Все одиннадцать организаций учреждены одним лицом.

  • Операционные компании имели единый управленческий аппарат, то есть руководство всем бизнесом осуществлял специально созданный для этого центральный офис. Печати, личные дела работников, сшивы кассовых документов, электронные ключи, строительно-разрешительная документация хранились в одном месте. Таким образом, оформление документов от имени всех организаций, а также принятие решений и обеспечение текущей деятельности в целом осуществлялось единым органом, в одних помещениях, одними и теми же лицами.

  • Собеседование при приеме на работу и оформление трудовых отношений с работниками всех компаний — участников схемы проходили в центральном офисе. Там же располагалась объединенная бухгалтерия и производилось начисление заработной платы сотрудникам сети. Работники центрального офиса контролировали деятельность всех предприятий, участвующих в схеме, устанавливали каждому планы продаж, организовывали общие корпоративные мероприятия.

  • Расчетные счета компаний обслуживались одним и тем же банком, при этом право подписи платежных документов всех организаций имело одно и то же лицо.

  • У всех предприятий был единый IP-адрес, с помощью которого осуществлялся доступ к системе «Банк-клиент».

  • За счет средств более успешных компаний открывались новые фирмы либо финансировались менее успешные. Случалось и так, что одна компания рассчитывалась с поставщиками за другую.

  • Расходы на приобретение основных средств и нематериальных активов производились одними компаниями, а эксплуатация осуществлялась другими участниками схемы. Мебель, кухонное оборудование переходили из компании в компанию без оформления каких-либо договоров.

  • Вся почтовая корреспонденция на имя участников схемы приходила в адрес центрального офиса, где осуществлялся ее единый регистрационный учет.

  • Сотрудники всех компаний получали зарплату централизованно, в одно время и в одном месте, а также могли переводиться для работы из одной компании в другую без оформления переводов.

Из-за столь необдуманных действий ресторатора при выстраивании схемы налоговой инспекции не составило труда собрать исчерпывающий объем доказательств искусственного дробления единого бизнеса в целях извлечения необоснованной налоговой выгоды. Итог для собственника печален: применение льготных режимов налогообложения участниками схемы признали недействительным, им были доначислены суммы НДС и налога на прибыль за весь период использования УСН или ЕНВД, а также пени и штрафы за неуплату данных налогов. Попытка предпринимателя добиться отмены решения налоговиков в арбитражном суде закончилась неудачей.

НОВАЯ КОМПАНИЯ СО СТАРЫМИ ДОЛГАМИ

В ресторанном бизнесе распространена еще одна схема, используемая для снижения налоговой нагрузки.

Когда размер доходов от реализации опасно приближается к установленному для применения УСН пределу в 150 млн рублей, собственники бизнеса меняют операционную компанию на новую, чтобы остаться на льготном режиме. В этом случае на вновь созданную фирму переводятся все права и обязанности по договору аренды помещений ресторана, ей передается оборудование, мебель и иное имущество, использовавшееся предшественником. И здесь часто возникают ошибки, которые приводят к доначислению налогов.

Например, при переводе бизнеса с одной организации на другую и весь персонал одновременно переходит на работу в новую операционную компанию. Учредителями и руководителями вновь созданной фирмы выступают лица, аффилированные со старой операционной компанией или ее учредителями (сотрудники предыдущей фирмы, родственники ее учредителей и пр.). Передача имущества между компаниями оформлена ненадлежащим образом, отсутствуют расчеты за переданное имущество. Обе компании обслуживаются одним банком, имеют одних и тех же поставщиков, работают под одинаковым брендом. Иными словами, становится очевидно, что данная схема полностью подпадает под критерии, используемые налоговыми органами для доказательства извлечения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Некоторые бизнесмены пытались использовать смену фирм для того, чтобы избежать уплаты недоимок и штрафных санкций по решениям налоговых органов, вынесенным в ходе проверок в отношении предшествующих операционных компаний. То есть собственник просто переводил все активы из бизнеса в новую организацию, оставляя старую с долгами перед бюджетом, которые невозможно было взыскать.

Еще несколько лет назад такая практика не представляла для предпринимателей существенных рисков, однако в последнее время все кардинально поменялось. С вступлением в силу новых норм гражданского и налогового законодательства и законодательства в сфере банкротства у налоговиков появилась реальная возможность взыскать долги старых компаний с учредителей и руководителей новых операционных фирм.

«ДЕЛО КОРЧМЫ»

Покажу это на примере нашумевшего дела «Корчмы Тарас Бульба» ресторатора Юрия Белойвана.

Продолжительное время в Москве функционировала небольшая сеть ресторанов, насчитывавшая десять- двенадцать заведений. Каждое было оформлено на отдельное юридическое лицо, применяющее упрощенную систему налогообложения. В какой-то момент у сети начались серьезные проблемы с налоговой инспекцией, которая провела выездные проверки всех ресторанов, в результате чего каждой организации было доначислено от 10 до 160 млн рублей недоимок по НДС и налогу на прибыль, а также предъявлены штрафные санкции.

Желания, да и возможности, погасить задолженность у собственника бизнеса не имелось, а попытка оспорить решения налоговых органов ни к чему не привела. Господин Белойван принял роковое решение, начав перевод бизнеса на новые фирмы. Сама по себе идея на тот момент уже была не нова, хотя и не пользовалась особой популярностью ввиду стоимости сопровождения и необходимых мероприятий по ее грамотной реализации. Но, видимо, нашли-таки бюджетное предложение, которое устроило и исполнителей, и заказчика. Однако все было сделано настолько грубо, что действительная цель собственника сети бросалась в глаза даже не очень компетентным наблюдателям.

Каким образом схема воплощалась в жизнь? Сразу после вынесения налоговым органом решения о взыскании недоимки с действующей операционной компании и неудачной попытки оспорить это решение в судебном порядке деятельность этой компании прекращалась, а активы выводились в новую фирму, которая приступала к эксплуатации соответствующей точки.

Во многих случаях новыми учредителями и генеральными директорами во вновь созданных организациях становились лица, которые работали в фирмах-предшественниках на схожих или на тех же должностях, а также лица, аффилированные со старыми компаниями. К новым заведениям от старых переходили все контрагенты по договорам поставки, услуг, аренды, причем условия таких договоров не менялись. Персонал наследников не менее чем на 75% оставался тем же, что у предшественников.

Если бы не были допущены столь вопиющие ошибки при реализации схемы, налоговая инспекция наверняка удовлетворилась бы имеющимися решениями о взыскании задолженности со старых операционных компаний. К тому же сам Белойван был привлечен к уголовной ответственности по восьми эпизодам ст. 199 Уголовного кодекса РФ за уклонение от уплаты налогов со своих старых юридических лиц в особо крупном размере — 1,5 млрд рублей.

Однако в данном случае налоговая решила пойти дальше и взыскать задолженность и с генеральных директоров первоначальных операционных фирм, и с вновь созданных на их месте организаций. Налоговый орган обратился в арбитражный суд и сумел доказать, что должник умышленно предпринимал действия по уходу от уплаты налогов путем перевода бизнеса на новые фирмы. В результате суд удовлетворил требования налоговиков и принял решение о взыскании недоимки в размере 1,5 млрд рублей с новых юридических лиц, а также привлек генеральных директоров и учредителей первоначальных фирм к субсидиарной ответственности.

Приведенные примеры показывают, насколько опасно юридически неграмотно подходить к вопросам оптимизации бизнеса, поручать разработку и реализацию схем оптимизации непрофессионалам.

Опубликовано:
21/08/2020

Рекомендуем

Рекомендации

С чего начать экологизацию ресторана (бара) в кризис

Юлия Барсукова. Специалист по развитию компании «Сфера Экологии» (Санкт-Петербург), выпускница РГСУ, магистр
Маркетинг

Как повысить спрос и продажи в кондитерской

Евгения Головкова. Управляющий партнер сети кондитерских Kuzina
Менеджмент

Как повысить вовлеченность сотрудников после пандемии

Елена Победоносцева. Товарищ по HR компании UnoDosTres
Рекомендации

Какие выводы нужно сделать, на какие перспективы можно расчитывать

Артур Чистяков.  Специалист в области стратегического планирования и маркетинга, эксперт в сфере доставки готовых блюд и продуктов, более двадцати лет в ресторанном бизнесе и FMCG, запустил несколько проектов, ставших лидерами индустрии
Маркетинг

Какие инструменты продвижения сегодня наиболее эффективны

Евгения Нечитайленко. Основатель агентства маркетинговых коммуникаций Prprosto
Маркетинг

Какие акции и спецпредложения работают во время кризиса

Елена Богдан. Ведущий специалист ресторанного направления агентства маркетинговых коммуникаций Prprosto