Окно в Бельгию

Знали ли еще пять лет назад в Петербурге о том, что такое бельгийская кухня? Предвещало ли что-то рождение мощного гастрономического тренда, которому могли бы поддаться наши рестораторы? Может, из Москвы проникла мода? Нет, не было такого.


Бельгийская кухня появилась в Петербурге... случайно. Прижилась, как это часто бывает, благодаря усилиям пассионариев и вскоре стала ресторанной фишкой города.

В НАЧАЛЕ БЫЛА… МЕБЕЛЬ
Примечательно, что первое в Петербурге заведение с бельгийской кухней придумали не специалисты-маркетологи от ресторанного бизнеса, постоянно ищущие что-то новенькое. Идея принадлежала владелице небольшого интерьерного салона FlamandRose на Петроградской стороне Жанне Бройдо, фанатке Бельгии. Занимаясь поставками и продажей бельгийской дизайнерской мебели и предметов интерьера, в какой-то момент она поняла, что нужно создать более комфортные условия для переговоров со своими клиентами и клиентов друг с другом. Весной 2007 года непосредственно в помещении салона открылась маленькая кофейня. Бизнес, таким образом, приобрел вторую составляющую. Зарабатывать обязаны были обе.
После первого, не очень удачного месяца работы кофейни Жанна по совету своих дизайнеров Елены Бомаш и Ольги Стебаковой (они известны в городе, в частности, по интерьеру ресторана "Олива") пригласила профессионального ресторатора, старт-апера Александра Затуливетрова, чтобы тот помог поставить новое заведение на ноги.
Александр предложил расширить концепцию до кафе или ресторана. Кухню можно было сделать… любой европейской. Но по размышлении французская показалась слишком сложной, немецкая — чересчур обильной, а голландская по сию пору многим представляется чем-то еще более непонятным, чем бельгийская. Не говоря уже о люксембургской. Александр поначалу предлагал на выбор несколько "бельгийских" концепций, в том числе и пивную, и шоколадную, и морепродуктовую, но в итоге взялся за воплощение менее стереотипной, авторской "версии" незнакомой Петербургу кухни. А бельгийские партнеры салона помогли найти шеф-повара. Эрик Де Смайл, возглавляющий ресторан Savage в Генте, за три месяца поставил кухню питерского проекта.
Теперь значительную часть заслуг в деле продвижения бельгийской кухни в Санкт-Петербурге приписывают именно Александру Затуливетрову. Его называют человеком, "придумавшим" бельгийскую кухню для нашего города, опровергшим представление о том, что ее якобы не существует, провозглашают автором направления, ставшим впоследствии модным.
Поначалу во FlamandRose готовили традиционные, "деревенские" бельгийские блюда, сытные, питательные, но вскоре изящная публика салона переориентировала авторов меню в более диетическом направлении, категорически отказавшись от тушеного мяса, кролика и даже от бельгийских фритов, прародителей картофеля фри. Карту облегчили, усилили десертную часть, и кафе FlamandRose начало приносить доход, соизмеримый с доходами салона. Александр отмечает, что заведению повезло с первыми гостями, "ньюсмейкерами", которые быстро донесли информацию о нем до "качественной" целевой аудитории.
Эрик Де Смайл продолжает навещать производство. Примерно раз в квартал он приезжает из Бельгии, чтобы обновить меню FlamandRose. За три с половиной года оно уже неоднократно менялось едва ли не целиком, от первоначальной карты остались, пожалуй, только гофры (традиционные бельгийские вафли) и гуммекке зуппе (суп из говядины с белой и зеленой фасолью, сельдереево-луковой пастой и кардамоном). Примечательна причина, по которой кафе отказалось от использования мидий: избалованные в европах гости в принципе не желают есть морепродукты в России...
Управляющая Светлана Затуливетрова говорит про кухню FlamandRose, что она сейчас не стопроцентно бельгийская, ощутим явный французский крен. Обращает внимание на то, что кафе никогда не ставило сильных акцентов на какие-то отдельные блюда или продукты, не делало упор на алкоголь (здесь почти нет знаменитого бельгийского пива, лишь пара сортов бутылочного). Концепцию FlamandRose Светлана считает сложной и постоянно ее расширяет.
— К монопродукту мы не стремимся, потому что его надо делать либо очень хорошо, либо вообще никак, — говорит она.
Бельгия — часть Евросоюза, в котором страны плавно "перетекают" одна в другую, и границы между кухнями размываются. Современную бельгийскую Светлана, часто бывающая в Европе, считает сильно европеизированной, абсолютно слившейся с кухнями ближайших соседей — Франции, Германии, Нидерландов. Поэтому для достойного ресторанного воплощения она требует авторского подхода.
Через два года работы кафе расширило площади, переместившись на второй этаж. В оформлении это был шаг в направлении от Бельгии: фламандскому стилю предпочли ар-деко и необарокко.
— Мы не претендуем на аутентичность, нынешний FlamandRose выполнен в стиле хорошего, качественного европейского кафе, — поясняет управляющая.
Однако Светлана соглашается с тем, что именно этот проект стал первопроходцем и познакомил петербуржцев не только с элементами неведомой бельгийской кухни, но и с бельгийским интерьером: в последние несколько лет мебель в дачном стиле, как будто бы истертая временем, стала очень популярна в заведениях самого разного класса.
Почему в Петербурге стали открывать бельгийские кафе, бары и рестораны? У Светланы есть свой ответ на этот вопрос:
— Увидели, что наше кафе успешное, и подумали: наверное, это потому, что оно бельгийское.
Парадокс, но спустя три с половиной года первопроходец отказывается от принципиальной привязки к стране-оригиналу — и в том, что касается кухни, тоже. В названии теперь звучат слова "франко-бельгийское кафе".
Карта выглядит несколько снобистски, но, наверное, развлечет франкофонного гурмана: прянтаньер романе (крем-суп из капусты романеско), миронтон дэ эспинар (филе молочного теленка с пенкой из шпината, фисташковым соусом и фуа-гра на глазированном медовом луке), дагно пур сеп фарси (бараньи котлетки с черной чечевицей, цуккини и мятным соусом), нусет де шеврей (филе оленя с соусом из горького шоколада и лесными ягодами), делис меньер (филе сибаса с зеленой спаржей, тыквенным маслом и печеным яблоком) и т.п.
Расположенное в непроходном месте кафе, путь в которое лежит через интерьерный бутик, остается одним из тех тихих мест, где большую часть гостей составляют "свои" и постоянные. Во FlamandRose утверждают, что 90 процентов его клиентуры — завсегдатаи, многие приходят — буквально — каждый день. С одной стороны, именно эти гости для формирования концепции оказались важнее, чем каноны каких бы то ни было национальных кухонь, с другой — кафе не утратило первоначальной концептуальной целостности и оригинальности.

НАШЕ ВАМ С ВИШЕНКОЙ
Второе бельгийское заведение — Brasserie Kriek — открылось менее чем через год после FlamandRose, всего в паре километров от него, на Малом проспекте Петроградской стороны.
Владелец, про которого известно, что он нередко бывал в этом салоне-кафе и не скрывал своего намерения открыть бельгийское заведение, избрал жанр, едва ли не полярный — пивная, точнее брассери.
Брассери — привычный для Европы формат: кафе, или небольшой ресторанчик с пивоварней, или даже ресторанчик без пивоварни, но обязательно с широким ассортиментом пива и хорошей кухней. На русский язык такое понятие, пожалуй, не перевести, поэтому Brasserie Kriek называют просто пивным рестораном.
Brasserie Kriek, названная в честь одной из знаменитых марок бельгийского фруктового пива, имеет в логотипе пару вишенок, ведь Крик — еще и сорт вишни. Все это напоминает нам о том, что предки современных бельгийских пивоваров в свое время отказались принять закон о чистоте пива и бельгийское пиво отличается от немецкого тем, что помимо воды, солода, хмеля и дрожжей в его рецептуре может быть много чего еще. Сами бельгийцы, а также поклонники бельгийского пива считают, что благодаря отсутствию запрета на добавки оно много более разнообразное по вкусу, чем другие европейские. Количество этикетированных сортов, регулярно производимых в Бельгии, близится к пяти сотням. По некоторым оценкам, вместе с сезонными и комиссионными, наименований насчитывается около тысячи. Именно крошечную Бельгию многие называют пивным королевством, именно Брюссель, а не, допустим, Мюнхен величают пивной столицей мира.
Миссия Brasserie Kriek — пропаганда бельгийского подхода к пивоварению и употреблению пива. Здесь представлены с полдюжины сортов разливного и полсотни — бутылочного. И само заведение получилось не похожим на шумные пивные молодежные пабы и бары, атмосфера здесь обычно спокойная, сдержанная.
А вот кухню не удалось выдержать в чисто бельгийском стиле. Преобладают блюда так называемой европейской кухни, в давно знакомом всем изводе: "цезари", карпаччо, креветки, стейки, медальоны, бургеры. Но есть и реверансы в сторону Бельгии: киш с цикорием, несколько блюд из мидий, вафли, десерты из бельгийского шоколада.

КОНСУЛЫ В ГОСТЯХ У КВАКИНА
На несколько месяцев позже, но совершенно независимо от Brasserie Kriek зародился проект бельгийского пивного кафе KwakInn на Большом проспекте Васильевского острова. Прямо на логотип заведения были помещены ключевые слова: "Пиво. Мидии. Фриты". Можно, наверное, сказать, что именно KwakInn начал знакомить широкие слои петербургского населения с этими культовыми бельгийскими продуктами. Ни FlamandRose, ни Brasserie Kriek не удавалось привлечь столько внимания...
Владимир Постниченко (сценические имена — дядя Вова, Старикан), бывший барабанщик группы "НОМ", бывший руководитель легендарного молодежного трэш-бара "Циник", человек, сильно повлиявший на питерскую барную культуру, полюбил бельгийское пиво во время музыкальных гастролей по Европе. Ароматное Leffe он распробовал на Украине: бельгийское пиво начали ввозить на территории СНГ задолго до появления каких бы то ни было бельгийских заведений, и оно пользовалось спросом.
Помещение для своего нового проекта дядя Вова купил за месяц до начала экономического кризиса. Продумывая формат, он сформулировал для себя следующее: "Пивом торговать хочется, а делать тысячный ирландский паб не хочется". Он решил придумать нечто новое, востребованное, но "на другой фишке". По его мнению, Питер был готов воспринимать бельгийское пиво, поставщики уже давно позаботились об этом. Но вот что такое фриты, город не знал, не очень народ любил и мидий...
— Под такое пиво кухню надо было подтягивать, потому что когда к пиву относишься как к вину, то и еда должна быть повыше классом, — говорит Владимир, демонстрируя свои производственные помещения, которые порадовали бы чиновников из контролирующих организаций: кухня KwakInn в два раза больше, чем зал. Это редкое, если не уникальное, явление среди питерских баров и пабов.
— FlamandRose — о нем мало кто знал, потом появился Kriek — о нем тоже не знали. Я, например, долгое время не знал. Возможно, люди, которые делали эти заведения, не были такими пассионариями, как я, — рассуждает Постниченко.
Официальное открытие KwakInn состоялось 15 мая 2009 года. По счастливой случайности во время церемонии мимо проходила генеральный консул Королевства Бельгия Мари-Жоан Роккас. Любопытство заставило ее заглянуть на огонек — и уже через несколько часов в KwakInn пришел... десяток консулов. Для дяди Вовы это был "знак", он понял, что на правильном пути.
Вероятно, в быстром успехе KwakInn сыграл свою роль и демократичный подход к ценообразованию. Многим, еще не разбирающимся в пиве, бар полюбился благодаря сытной, несложной и недорогой еде. Супы от 70 до 130 рублей, порция мидий за 300, фритов за 130, белгобургер за 180, гарниры от 60 — такие цены в KwakInn сейчас, спустя полтора года после открытия; поначалу были еще ниже. Фишкой местной кухни стали фриты: вопреки традиции их делают заметно более толстыми. Это был чисто маркетинговый ход: такие фриты лучше запоминаются, кроме того, они визуально отличаются от картошки фри, на которую гурманы обычно смотрят с пренебрежением.
Таким образом, именно KwakInn первым продемонстрировал питерской публике простоту и доступность бельгийской гастрономии.
На вывеске обозначен и формат: Belgian beer cafe, бельгийское пивное кафе — так в самой Бельгии называются подобного рода заведения: пивные бары с контактной стойкой. В Петербурге, кроме KwakInn, никто больше не решил именовать себя так.
Название KwakInn произошло от сорта крепкого бельгийского эля Pauwel Kwak, или просто Kwak. Пиар-миф рассказывает что-то про персонажа по имени старикан Kwakinn, то есть по-русски Квакин, а портрет веселого кабатчика-баяниста украшает всю корпоративную графику бара. На некоторых рисунках Квакин обретает портретное сходство с самим дядей Вовой.
Интерьер напоминает нам о роли Бельгии в мировой культуре: при входе гостей встречает репродукция картины "Сын Человеческий" Рене Магритта, а в зале в почетном углу стоит фотография не менее известного бельгийца — Жана-Клода Ван-Дамма.
Дядя Вова искренне симпатизирует артистическому отношению бельгийцев к своему национальному напитку. Одним из важнейших направлений деятельности для KwakInn и его создателя лично служит пропаганда бельгийского... бутылочного пива. Владимир Постниченко и единомышленники пытаются разрушить миф о его неполноценности по сравнению с разливным — доказывать это удобнее всего как раз на примере бельгийского. Именно оно имеет многовековые традиции, готовится месяцами или даже годами. Некоторые сорта, подобно вину, пригодны к выдержке и только улучшают свои вкусовые свойства, "наливаясь" вкусом.
Соратниками дяди Вовы в деле продвижения бельгийского пива уже несколько лет являются хорошо известные в Петербурге знатоки: Сергей Mager Григорьев (пивной критик, журналист, блоггер, устроитель ежегодного фестиваля независимого пивоварения "Магерфест") и Алексей Буров (совладелец пивного бутика "Пивная карта", студент журфака СПбГУ). Пивные энтузиасты, они работают с поставщиками, ориентируя их в вопросах выбора пива для поставок в Петербург, проводят лекции, посвященные пиву, и дегустации, приглашают пивоваров из Европы и Бельгии, знакомят с местными традициями употребления пива и пивоварения.
Лекции Сергея Григорьева с дегустациями регулярно проходят не только в KwakInn, но и в Brasserie Kriek, в баре при бутике "Пивная карта", в ресторане Brasserie de Metropole и других заведениях. Недавно с подачи Владимира Постниченко он сформулировал "13 тезисов о пользе бутылочного пива", или "13 причин, по которым следует пить бельгийское бутылочное пиво" — даже был выпущен плакат. Среди причин есть как шутейные ("Приехав в Бельгию, бутылки можно сдать"), так и вполне серьезные и убедительные. Упомянут, в частности, тот факт, что далеко не все бельгийское пиво разливается в кеги, многие сорта продаются только в бутылках.
У этого подхода есть и противники. Некоторые считают, что бутылочное бельгийское пиво противопоставляют разливному потому, что, во-первых, оно дороже, во-вторых, торговать им удобнее — хранится дольше.

ДЕМОКРАТИЧНЫЙ КОРОЛЬ
В мае 2010-го на аренду противостояния между "остроконечниками" и "тупоконечниками", то есть любителями разливного пива и пива бутылочного, вышел проект Brasserie de Metropole, заявивший о себе как о первой в России бельгийской пивоварне.
"Метрополь" на Садовой улице, напротив Гостиного двора — легенда петербургского ресторанного дела, ветеран советского общепита. Его здание было построено в XVIII веке, вскоре здесь открылся первый ресторан — "Гостиный двор". Позже он несколько раз менял называние и владельцев. Национализированный в 1931 году, ресторан стал "Метрополем", символом престижа, местом проведения мероприятий для политической элиты. Но "эпоха ушла", "Метрополь" пришел в упадок, изжил себя и закрылся в 2002 году, чтобы через восемь лет воскреснуть в качестве ресторанного комплекса Brasserie de Metropole.
Его создатели ухватили сразу несколько модных трендов. Так, в Петербурге последние годы успешно развивается живое пивоварение, счет частным пивоварням и ресторанам-пивоварням уже идет на десятки. А бельгийские традиции "развязывают" руки творцам от пивоваренной отрасли, давая большой простор для экспериментов. Да и словосочетание "бельгийская кухня" успело примелькаться в городе, какие-то ассоциации уже вызывает, не как пять лет назад... Тенденциозным можно назвать и приглашение "родных" специалистов: в Brasserie de Metropole на постоянной основе работают бельгийцы Эрик Сезар (шеф-повар) и Гийом Денейр (шеф-пивовар).
Эрик сочетает бельгийские, немецкие, французские кулинарные традиции, при этом его кухню можно назвать пивной. В ассортименте — весь бельгийский must have: фриты, цикорий, киши, мидии, крокеты, фламандский стумп, брюссельская капуста, кролик, гофры, шоколадные десерты. По просьбам гостей меню пришлось расширить традиционными русскими и даже традиционными метрополевскими блюдами: холодец, котлета по-киевски и т.п.
А пивовар Гийом упражняется в приготовлении не только разливного ("Бланш де Метрополь", "Крик де Метрополь", "Метрополь Брюн", "Метрополь Блонд" и даже "Метрополь Траппист"), но и бутылочного пива! Точнее эля. Янтарный эль "Метрополь Шатейн" производится по технологии двойной ферментации, то есть с дображиванием в бутылках (шампанских, по 0,75 л, с корковыми пробками). Разумеется, в условиях ресторана эль невозможно выдерживать годами, тем не менее на ценителей бутылочное пиво от Metropole производит должное впечатление. Следует отметить, что только пивоварня Brasserie de Metropole решилась варить в Петербурге "живое" непастеризованное бельгийское пиво. Кроме того, это единственная в городе частная мини-пивоварня, которая выпускает бутылочное пиво двойной ферментации.
Недоброжелатели настаивают на том, что пиво, сваренное в Питере, пускай даже бельгийцем, нельзя называть бельгийским. В первую очередь это касается траппистских сортов, которые, по определению, варятся только в монастырях. Но пивной критик Сергей Mager Григорьев защищает творения Гийома Денейра:
— Именно те, кто отказывает пиву "Метрополя" в праве называться бельгийским, от настоящего бельгийского его не отличат.
Для популяризации бельгийских гастрономии и пивоварения Brasserie de Metropole проводит ежесезонные Бельгийские пивные фестивали: билет стоимостью 1500 рублей позволяет гостю весь вечер развлекать себя пивной "безлимиткой", пробуя новые сорта пива и элей, сваренные специально для мероприятий. Второй фестиваль, прошедший в декабре 2010 года, был посвящен бутылочному пиву "Метрополя". Вновь возникающая тема его противопоставления разливному, возможно, говорит о том, что количество ценителей, готовых воспринимать все новые и новые сорта, растет и именно "бутылочные" технологии позволяют удовлетворять запросы ненасытных обитателей пивной столицы России.
Ресторанный комплекс Brasserie de Metropole состоит из ресторана на 120 мест ("Колонный зал") с контактной барной стойкой, двух залов паба (120 мест) и VIP-зала (на 50 мест). Это самый большой и самый помпезный "бельгиец" в Петербурге. Вопреки ожиданиям современный Metropole работает в демократичном сегменте (средний чек — 1000 рублей).
Пиво и эли единственной в России бельгийской пивоварни не продаются вне стен ресторана. Исключение было сделано только для второго "Магерфеста", состоявшегося в августе 2010 года.

МОНО-СТАРТ
Год назад ресторанная общественность с радостным волнением встречала проект "Массмидия" — бельгийский ресторан, сделавший ставку на монопродукт — мидий отечественного происхождения. Свежая концепция кухни полюбилась уставшим от банальности гурманам. На открытии ресторана шеф-повар Константин Брук увлеченно рассказывал о мидиях, способах их приготовления, употребления и даже выращивания, демонстрировал традиционный для Бельгии формат подачи этих моллюсков — в кастрюле — и приемы поедания мидий без использования приборов, при помощи рук. Целью было убедить петербуржцев, что мидии — это еда повседневная, диетическая, полезная.
Живых мидий ресторан получает с фермы на Дальнем Востоке, а в "несезон" — с Черного моря. Из них готовится добрая половина блюд в меню: мидии в горшочках, суп с мидиями, салаты с мидиями, холодные закуски, паста, рагу... Остальное, безмидийное — авторские вариации на бельгийские и общеевропейские темы: фриты, салат льежуаз, фламандский пирог с пореем, суп с цикорием, тыквенный суп, спаржа по-фламандски, крокеты и гофры соседствуют с чуть более понятными стейками, тартарами, салатами из рукколы, пастой, лососем, курицей, бифштексами и т.п.
Хорошее местоположение, светлый зал, расслабленная, спокойная атмосфера, относительная быстрота приготовления мидий, обаятельный и общительный шеф —  "Массмидию" полюбили не только за это, но еще и за смелость, экспериментаторство. Но многим, увы, не понравились сами моллюски: петербуржцы видели уже немало морепродуктов более интересных, чем мелкие отечественные мидии, пускай даже и суперсвежие.
"Массмидия" затевалась как сетевой проект. В 2010 году должны были открыться еще два ресторана с той же вывеской в Петербурге и один в Москве. Учредители грезили о создании мидийного фастфуда: они надеялись, вырастив собственных мидий, снизить себестоимость блюд из них. Эти планы не реализовались. Возможно, уже пора забыть о них если не навсегда, то надолго. В начале декабря 2010-го были опубликованы объявления о сдаче в аренду или продаже ресторана на Гороховой улице, так и оставшегося единственным в сети. Шеф-повар отпроверг неприятные слухи, но обыватель склонен задумываться о том, бывает ли дым без огня.
Однако даже при самом худшем исходе дел в "Массмидии" говорить о невостребованности бельгийской концепции будет нельзя. Наоборот, она и все ее коллеги, пивные или гастрономические, уже заложили основу для того, чтобы интерес к национальным хитам не угасал.

ПРОСТО, КАК ВАФЛЯ
Подтверждением признания городом бельгийской кухни стало открытие прошлой осенью Van der Wafel, работающего в низком ценовом сегменте fast casual (средний чек — 250 рублей). Это еще одно монопродуктовое заведение, оно специализируется на приготовлении бельгийских гофров — мягких вафель с топпингами. Свой формат Van der Wafel обозначает как "кофейня, пекарня, сэндвич-бар".
Крошечный Van der Wafel расположился в помещении бывшего суши-бара при гостинице Stony Island, за Гостиным двором, в трехстах метрах от бельгийского гиганта Brasserie de Metropole.
Персонал сэндвич-бара прошел курс по программе "Вафли" в школе кулинарного мастерства Ecole Maître Crêpier. Точнее в Van der Wafel приезжал повар-француз и обучал персонал готовить "настоящее бельгийское" тесто и запекать его в профессиональных бельгийских вафельницах. Диплом, подтверждающий этот факт, висит в "Уголке потребителя".
В меню — три вида вафель: брюссельская (пресная, прямоугольная), льежская (сладкая, круглая) и сэндвич-вафля (большая круглая) с различными начинками, топпингами и гарнирами, а также чай, кофейные и шоколадные напитки.
Обращает на себя внимание музыкальное оформление — несколько утративший актуальность фракоязычный шансон. Здесь вспомнили про бельгийцев Жака Бреля и Сальваторе Адамо, не забыли про Жоржа Брассенса, Барабару, Сержа Лама и других французских, бельгийский, голландских музыкантов и шансонье, чей позитивный игровой настрой соответствует концепции маленького уютного, яркого кафе.
С первых дней работы Van der Wafel плотно оккупировали студентки и школьницы. Неизвестно их отношение к бельгийским гастрономическим изыскам или доисторической (по их меркам) музыке, но очевидно, что они нашли подходящее для комфортного времяпрепровождения место. Учредители Van der Wafel намереваются популяризировать бельгийские вафли в Санкт-Петербурге, а потом — и по всей России. Для этого они собираются создать сеть недорогих вафельных ресторанчиков с уютной европейской обстановкой.

ПИВО И СУДЬБЫ МИРА
И еще одним доказательством того, что интерес к бельгийской гастрономической культуре перешел из разряда случайности в оправданную закономерность, становятся мероприятия типа "Бельгийский пивной день". 24 ноября 2010 года в генеральном консульстве Бельгии была устроена презентация бельгийского пива, представленного на российском рынке. Несколько компаний-поставщиков, несколько бельгийских пивоварен (и шеф-пивовар Brasserie de Metropole) встретились в консульстве с рестораторами, потенциальными покупателями пива, и (если не повредил формат дегустации) наладили деловые контакты. Инициировали встречу все те же знакомые всем персонажи: Алексей Буров ("Пивная карта") и Сергей Mager Григорьев. Оба выступили на мероприятии, предварив речь госпожи консула Мари-Жоан Роккас, которая напомнила собравшимся гостям о роли Бельгии, о том, что Брюссель — это "столица Европы", что в Брюсселе находятся штаб-квартиры ЕС и НАТО, что по этой причине многие дела мирового значения решаются за бокалом пива, что Бельгия — страна с богатой и достойной уважения гастрономической и пивоваренной культурой.
Не случайно именно Петербург знакомит Россию с традициями этого маленького, но гордого государства, ведь наш город ближе всех российских мегаполисов к северной Европе в плане территориальном и транспортном. Он всегда был "окном в Европу" и, если так можно выразиться "из Европы". Очевидно, ресторанного дела это тоже касается. Сейчас помимо бельгийского в Петербурге развиваются предложения по английской, скандинавской, прибалтийским кухням. Эти направления пока не могут составить конкуренции азиатским кухням, но уже отыгрывают позиции у обезличенных русско-европейских ресторанов.

Текст: Татьяна Фомичева
Источник: "Ресторанные ведомости", №1/2011

Опубликовано:
27/05/2011

Рекомендуем

Конъюнктура

От кухни до пассажирского кресла

Кошерное бортовое питание  для пассажиров авиакомпаний «Аэрофлот» и Lufthansa от фабрики-кулинарии «Пинхас»
В фокусе

Отечественный стиль

Характеристика рынка корпоративного, индустриального и социального кейтеринга в современной России от Кирилла Погодина
Рейтинги

Близость к народу?

Александр Кан о блогерах и конструктивной критике
Конъюнктура

Кухня цветов и трав

Елизавета Целикова-Пак, управляющая ресторана «Баран-Рапан», рассказывает о дуальной концепции ресторана и гастроботанике.
Конъюнктура

Булочная vs супермаркет

«Хлеб и еда» — первая в России школа, где учат мастерству ремесленного хлеба