TATOO — личный опыт

Мы привыкли видеть шеф-поваров на кухне, на кулинарном подиуме, в ресторанном зале… Но у каждого из них есть и другая, частная жизнь, которая открыта немногим

TATOO — личный опыт
Кто-то любит путешествовать, кто-то собирать уникальные коллекции или заниматься экстремальными видами спорта… Но, как выяснилось, нередко эти никому не известные «частности» служат источником вдохновения в работе. Поэтому мы решили заглянуть в закулисье и представить шеф-поваров с другой, неожиданной стороны.


Кирилл Мартыненко, шеф-повар и совладелец сети ресторанов Torro Grill и Boston Seafood&Bar

— Зачем делают татуировки? Наверное, для кого-то это способ самовыражения и, конечно, испытание на прочность. У татуировщиков даже есть такой девиз: «Больно, дорого, навсегда». Кроме того, татуировка — некая причастность к определенному сообществу людей. 

Сделать себе татуировку я хотел всегда. Самая первая — еще армейская. Призывники делали такие с помощью бритвы и струны от гитары, набивали обычной тушью. Я долго с ней ходил, все хотел доработать, но обстоятельства не складывались: то родители не разрешали, то денег не было, то времени… А в последние годы все как-то сошлось, желание осталось, вот я для начала и решил переделать армейскую звезду. Она была маленькая, бесцветная, а я ее закрыл поверх большой и яркой. Переделал, успокоился, а через месяц решил продолжить рисунок. Мы с мастером сели, обговорили — и пошли тема за темой… Сейчас татуировка на всю руку кажется единой, но на самом деле она состоит из разных частей, и у каждой свой смысл. 

Огненная лошадь означает год моего рождения. С нее и начали. Красную делать не стали, но нарисовали молнии. Потом нанесли компас, якорь, облака — ее я называю «ветер странствий». Тоже не просто так — очень люблю путешествовать. Затем появился бриллиант с подписью Shine On You Crazy Diamond, символизирующий мою любимую группу Pink Floyd. Сюда же решили добавить ключ — символ знаний, в том числе профессиональных. После этого сделали маску в фиолетовом цвете — символ близнецов, это мой знак по гороскопу, и жизненный девиз: еasy come, easy go, что в переводе означает «как пришло, так и ушло», «как нажил, так и прожил». Он отражает мою позицию: я никогда не коплю деньги, что есть — все трачу, не откладываю. Совершенно случайно получилось, что маска оказалась похожа на солиста второй моей любимой группы — Queen. Наконец, последняя татуировка называется «сахарный череп». В Мексике есть большой праздник — «День мертвых», который там отмечается очень весело. Люди делают из сахара черепа — такие сахарные головы, раскрашивают их и радостно поминают усопших. Череп является своеобразным оберегом. В моей татуировке он необычный: к нему добавили усы и перчик чили. Пока только он символизирует мою профессию. Повар с ножами и прочими атрибутами появится на другой руке.

Каждый рисунок — авторская работа, такую больше ни у кого не найти. В искусстве тату, кстати, это высоко ценится. Любой может срисовать картинку из книжки, а потом сотни человек ходят с одними и теми же татуировками. К счастью, сегодня искусство тату встало на профессиональный уровень, есть признанные мастера, так что можно разгонять свою фантазию на полную катушку.



Вильям Ламберти, шеф-повар и совладелец ресторанов Uilliam’s, Ugolёk

— У меня никогда не было цели сделать татуировку. Вышло совершенно случайно, просто однажды захотелось и все. Татуировки сегодня делают и мужчины, и женщины — ради украшения, самовыражения, демонстрации своеобразной философии. В России эта культура только начала развиваться, а вот в Штатах каждый второй ходит с тату. Для меня татуировка должна иметь какой-то смысл. Я ее не раскрашиваю, как сейчас модно, мне больше импонирует простой контурный рисунок. У меня татуировки на обеих руках, темы — полинезийские, военные. Почему именно они? Да просто нравится. Наверное, в прошлой жизни я был воином, и это своеобразная память. К моей нынешней профессии она не имеет отношения, это очень личная тема.



Антон Ковальков, экс-шеф-повар ресторана «Любимое место 22.13»

— Первую татуировку я сделал в 14 лет — уже тогда увлекался Heavy Metal, а это неизменный атрибут любого рокера. Мне хотелось принадлежать к этой касте. Подошел к маме — она не возражала! Наоборот, дала денег на самого известного в городе татуировщика. Мне вообще повезло: мама всегда прислушивалась к моим желаниям, во всем участвовала. Мы тогда жили в Сарове, городке в трех часах езды от Нижнего Новгорода. 

Следующую татуировку я набил уже в Москве. Мне было 25. Полностью покрыл старую черно-белую, обновил браслет — сделал его цветным. Те, кто делает татуировки, знает, что это затягивает. Остановиться сложно, хочется продолжать украшать свое тело. Только идти надо к хорошим мастерам, ведь татуировка остается на всю жизнь. Нанесение тату уже давно стало искусством, есть конференции, слеты, куда съезжаются все «приобщенные». Причем это искусство очень сложное — картину можно исправить, подрисовать, а тут у мастера нет права на ошибку. Кроме того, картину всегда можно выбросить, уничтожить. А что ты сделаешь потом со своей татуировкой? Поэтому стоит хорошенько подумать, насколько комфортно ты будешь себя с ней ощущать. 

В моих татуировках в основном индийские тотемы — ловец снов, скрытые лица. Я вижу в этих рисунках свою собственную красоту.



Владимир Мухин, бренд-шеф холдинга White Rabbit Family

— Карп кои, плывущий против течения, — священный японский символ добра и благополучия. Есть легенда о том, что каждый карп мечтает стать драконом. Для этого он поднимается по водопадам — проходит большой путь, преодолевает препятствия… Именно поэтому в традиционной японской символике часто можно встретить карпа и дракона вместе. Когда я делал татуировку, а это было в одиннадцатом классе, конечно, об этом ничего не знал. Наверное, сработало подсознание. Ведь татуировка — то, к чему ты должен прийти. Хотя у меня-то как раз все получилось спонтанно — повздорил однажды с родителями и вот… Наверное, это было своего рода самоутверждение. Мне сказали, что карп — круто, как оно потом и оказалось. 

Историю священного карпа мне в подробностях поведали в прошлом году, когда я поехал в Японию перед открытием ресторана ZODIAC. Там карп кои — рыба неприкосновенная. Все чтут эту священную рыбу, которая может достигать исполинских размеров — с дельфина. Для меня в этом карпе тоже много символичного. Во-первых, я по знаку Зодиака — Рыба. Во-вторых, карп, плывущий против течения, постоянно пребывающий в движении, отображает суть моей жизни. В-третьих, как ни крути, это в какой-то степени символ моей профессии. Думаю, все не случайно… Мой священный карп стал мне немым помощником — у меня было много попутных течений, встречались добрые люди, которые постоянно помогали в жизни, в работе.

В моей татуировке карп только в самом начале пути. У него впереди еще масса интересного. Наверное, он уже начинает потихоньку перерождаться в дракона. И однажды надо будет продолжить и завершить татуировку…



Сергей Лобачев, шеф-повар гастрономического ателье «Груша»

— Свою татуировку я сделал совсем недавно, несколько месяцев назад, хотя шел к ней минимум полгода. Для меня это не просто украшение — она должна была отразить мою суть. Долго думать не пришлось — мне 27 лет, из них семь я на кухне с утра до вечера. Работа занимает практически всю жизнь. К тому же я — шеф-повар, человек, которому на кухне все должны подчиняться, по-другому быть не может. Шеф всегда прав! Это и отражает моя татуировка — Only chef is the boss!

На кухне могут возникать разные спорные ситуации, и, бывает, я прибегаю к тому, чтобы продемонстрировать надпись на руке и напомнить, кто здесь главный. Скажу честно: действует!



Георгий Троян, шеф-повар клуба-ресторана «KM-19»

— Не знаю, что заставляет человека делать татуировки. Возможно, это состояние души. Но к ним определенно надо прийти. Я шел довольно долго. Первую нанес год назад, все последующие — с разницей в месяц. Сначала был артишок. Смешно, наверное, но мне приснилось, что я делаю именно такую татуировку. И это стало своего рода толчком. Понятно, что артишок для меня символизирует французскую кухню, на которой специализируюсь. 

Вторая татуировка — мой нож фирмы Global, он служит своеобразным символом профессии. Французские шеф-повара Дессо и Эммерле, у которых мне посчастливилось поучиться, работают именно такими ножами. Свой заказывал в Японии, его долго везли, но когда я стал его обладателем — не знаю, как это объяснить, — я перестал резаться, что раньше случалось постоянно. Нож превратился в мой оберег, и он теперь всегда со мной.

Опубликовано:
29/07/2014

Рекомендуем

Личный опыт

Сеть суши-ресторанов «Фудзияма» с фастфуд-прицелом

Разновидности форматов быстрого обслуживания. Роллы вместо пиццы
Интервью

Сибирская кухня — против природы не пойдешь

Владимир Бурковский о таком сложном и огромном гастрономическом явлении, как сибирская кухня
Личный опыт

Обучение кулинарному искусству. Какой путь должен пройти повар

Андрей Махов: «Примерно до 30 лет вы должны пройти путь от повара до шефа»
Личный опыт

Революционный социально-гастрономический проект

Илиодор Марач о системе взаимоотношений с гостями и ценообразования, как о тренде развития ресторанной отрасли
Личный опыт

Как сделать город лучше

Как «бизнес из любопытства» встал на прочные рельсы
Личный опыт

На Манхэттен со своим самоваром

Михаил Гончаров, управляющий и основатель сети «Теремок», делится опытом первого американского открытия