R-Keeper |  Октябрь 2012

Хорошая система автоматизации подобна... карандашу

Наверное, у каждой программы есть свои поклонники…Вот уже 12 лет я пользуюсь программным продуктом компании UCS, разработавшей программу R-Keeper. За это время появилось множество аналогов, но переубедить меня перейти на альтернативные решения они не смогли. И вот почему.
Причина первая. Более «неубиваемой системы» я не встречал. Ни разу R-Keeper не «рухнул» так, чтобы его нельзя было восстановить своими силами, без привлечения специалистов. Ведь, как это обычно бывает, все ломается в пятницу вечером, когда впереди долгие и напряженные выходные.
Причина вторая. В одной из книг по программированию я как-то прочитал, что лучшим пользовательским интерфейсом из когда-либо разработанных является карандаш. Его назначение тотчас же понятно, для него не нужна инструкция, он готовится к работе без особой суеты. Однако наиболее важным свойством является «прозрачность»: когда вы пользуетесь карандашом, то думаете о том, что вы пишете, а не о самом карандаше. Так вот R-Keeper подобен карандашу. Когда официант работает на нем, он не ассоциирует систему со сложной компьютерной программой. Для него это всего лишь инструмент для внесения заказа и транспортировки его в точки назначения — на кухню, на кассу, в бар. Никаких настроек, никаких сложных действий, требующих от персонала принятия решений. Многие официанты вообще считают «кипер» одушевленным организмом. Его боятся, любят, на него обижаются и выполняют его указания.
Мы установили одну из первых систем R-Keeper в городе. Тогда автоматизация была в диковинку, и мы этим нещадно пользовались. Изучив дополнительные функции программы, я с удивлением обнаружил в ней закладку, с помощью которой любому официанту можно было послать сообщение, которое появлялось на экране в тот момент, когда этот официант вводил свой заказ. Для чего эта функция предназначалась, я не знаю до сих пор, но в тот момент она показалась мне настолько занятной, что я решил с ее помощью проверять психологическую устойчивость нового персонала. Выбрав для эксперимента только что пришедшую на стажировку официантку, я послал ей первое сообщение и пошел в зал наблюдать за происходящим. Ожидания мои оказались не напрасными. Стоило только официантке Гале провести своей картой по монитору, на экране появилось набранное мной сообщение: «Привет. С тобой разговаривает робот R-Keeper. Для приветствия и идентификации положи ладонь на экран». Галя на секунду застыла в изумлении, а потом покорно выполнила требование системы. Я вернулся в офис и набрал следующее сообщение: «Галина Дукина, 08.11.83 г.р., не замужем, дом. телефон…» — я переписал все ее данные из анкеты и попросил в случае их правильности приложить уже обе руки к экрану. Галина, проведя в очередной раз картой по станции, была поражена осведомленностью системы и гораздо более доверительно приложила руки к монитору, вызывая удивление у остальных официантов. Я решил довести ум Галины до кипения, дождался, пока она отойдет от монитора, положил под него две бумажки по 100 рублей, вернулся в офис и написал новое сообщение: «Если ты хочешь, чтобы твои заказы на бар и кухню передавались в первую очередь, положи, как все, 100 рублей под монитор». Галина опешила. Про живых вымогателей ей, скорее всего, на канале НТВ рассказывали не раз, но столкнуться лицом к лицу с роботом-бандитом она явно не рассчитывала. Она оглянулась по сторонам, ища поддержки и защиты. Но запары в ресторане не было, и в зону видимости Гали никто из коллег не попал. Спрашивать администратора она явно посчитала лишним. Еще бы, представить реакцию непосредственного  начальства на вопрос, подчиняться роботу или бастовать, было несложно. Галина осторожно подняла монитор и заглянула под него… Несчастная девушка мгновенно поставила монитор на место и быстрыми шагами отошла от монстра. Следующие дозаказы она делала только с помощью кассира. 
Я ждал развития событий. Несколько часов Галина старательно обходила станцию официанта стороной. И вот настал финальный раунд игры. Написав последнее сообщение, я спустился к Гале. На мой вопрос, почему она не пользуется своей картой, а забивает заказы через кассира, официантка схитрила, сказав, что ее карта перестала работать. «Давай посмотрим», — и она, и я ждали этого хода. Она передала мне карточку, встала за спиной и принялась наблюдать. Проведя картой, я увидел написанное мной же сообщение: «Александр Борисович! R-Keeper приветствует Вас! Все официанты, кроме Гали, работают отлично. Последняя с работой не справляется». Сзади раздался жалобный голос:
— Александр Борисович! Он неправду говорит. Это потому, что я сто рублей не положила!
Не выдержав, я залился смехом, и обман с «живым роботом» был раскрыт. Галина получила традиционную «прописку» и стала полноправным членом нашего дружного коллектива.
В системе R-Keeper существуют два блока: модуль продаж и модуль учета, так называемый StoreHouse. Он позволяет списывать продукты со склада, показывая, таким образом, реальную финансовую картину. Принцип его работы очень прост. Изначально в систему заносятся данные по каждому блюду — так называемая калькуляционная карта. В ней указывается, сколько сырых и неочищенных продуктов нужно взять, чтобы получить искомое блюдо. Затем туда же заносятся остатки по продуктам. А дальше все просто: проданные за день блюда попадают в StoreHouse и по соответствующим калькуляционным картам раскладываются на продукты, которые и списываются со склада. Этот так называемый процесс обратной калькуляции автоматизирован, однако повара не дают бухгалтеру-калькулятору расслабиться. Система устроена так, что она не может списать продуктов больше, чем есть на складе, что логично. Но зачастую наши работники, преследуя благородные (или не очень) цели, занимаются тем, в чем нас в общем-то и подозревают все гости. Они недокладывают в блюда продукты. Или в самих калькуляционных картах указано большее количество продуктов, чем списывается на самом деле. И в результате ресторан продает то, чего по документам быть не может. В StoreHouse такие позиции выделяются красным цветом, что свидетельствует о непорядке на кухне. 
В одном из ресторанов почти все позиции «лезли по красному» (по словам калькулятора) ежедневно, но хозяина эта картина радовала — он считал, что персонал заботится о его благосостоянии. А ушлый персонал просто увеличивал нормы вхождения продуктов в блюда. Но система предупреждала владельца! Она сигнализировала ему! Нужно просто правильно понимать знаки R-Keeper.
Третья причина тесно связана с двумя предыдущими. На R-Keeper работает процентов восемьдесят всех заведений. В Питере уж точно. А это значит, что найти персонал, знающий «кипер», на порядок проще, чем людей, работавших с другими системами. В условиях тотального дефицита кадров это крайне важно. Я уже не говорю про калькуляторов. Откройте сайты с объявлениями о работе. Если и попадется вам стоящий бухгалтер-калькулятор, то уж точно со знанием StoreHouse, а не какой-нибудь экзотичной разработки. 
Есть еще ряд причин, но он скорее личного характера. Я сам привык к кнопкам, иконкам, закладкам R-Keeper, в конце концов к кораблику, который появляется на заставке. Наверное, у каждой программы есть свои поклонники…
Многие ставят системы автоматизации для защиты от банального воровства персонала. Но является ли установка программ панацеей от недобросовестных работников? Нет. Самые примитивные способы злоупотреблений с помощью профессиональных комплексов, конечно, можно свести на нет, но мошенники изобретательны и хитроумны. Только ежедневный контроль и глубокий анализ результатов помогут вам в борьбе с жуликами. И вот тут системы автоматизации окажутся как нельзя кстати. У того же R-Keeper такое количество отчетов, что обнаружить злоупотребления элементарно. Просто нужно уметь пользоваться всеми преимуществами этих программных комплексов. Попробуйте и скоро не сможете представить, как бы вы жили с обычной кассой…


Опубликовано:
16/10/2012

Рекомендуем

Личный опыт

Сеть суши-ресторанов «Фудзияма» с фастфуд-прицелом

Разновидности форматов быстрого обслуживания. Роллы вместо пиццы
Интервью

Сибирская кухня — против природы не пойдешь

Владимир Бурковский о таком сложном и огромном гастрономическом явлении, как сибирская кухня
Личный опыт

Обучение кулинарному искусству. Какой путь должен пройти повар

Андрей Махов: «Примерно до 30 лет вы должны пройти путь от повара до шефа»
Личный опыт

Революционный социально-гастрономический проект

Илиодор Марач о системе взаимоотношений с гостями и ценообразования, как о тренде развития ресторанной отрасли
Личный опыт

Как сделать город лучше

Как «бизнес из любопытства» встал на прочные рельсы
Личный опыт

На Манхэттен со своим самоваром

Михаил Гончаров, управляющий и основатель сети «Теремок», делится опытом первого американского открытия