McDonald's |  Октябрь 2018

McDonald’s в России на 98% локальный продукт

Мы пустили в России глубокие корни и сегодня McDonald’s — значительно более локален, чем многие международные компании, работающие в России

McDonald’s в России на 98% локальный продукт

Летом новым генеральным директором McDonald’s в России был назначен Марк Карена. «Ресторанные Ведомости» встретились с новым СЕО, чтобы расспросить о планах компании и развитии рынка фастфуда в целом.

Марк, скажите, российский рынок — новая для вас площадка или вы уже имели опыт работы в нашей стране?

Я познакомился с Россией 8 лет назад — тогда я работал в компании Nestlé, занимался реструктуризацией кофейного рынка, в частности — вендингового бизнеса компании. Так что, можно сказать, опыт у меня есть, хоть и небольшой.

Выглядите вы оптимистично!

Всегда! (Смеется.) Я вообще оптимист. И я счастлив оказаться здесь, потому что, уверен, у российского рынка — огромный потенциал. Если сравнить его с другими, то оказывается, что потребление пищи вне дома составляет всего 9% относительно всего объема потребления пищи. В других странах эта цифра составляет от 35 до 50%. Так что я вижу огромные возможности для роста на российском рынке.

В России наблюдается рост продуктового рынка самого по себе, возможно, стимулируемый расширением сектора ресторанов быстрого обслуживания. Мы верим, что это будет верная комбинация — сочетание финансовых вливаний и расширения круга предложений от РБО. Двадцать восемь лет назад в меню Макдоналдс было около 20 наименований, а сейчас их более сотни, в самом широком диапазоне: от популярных недорогих до премиум-продуктов.

Рынок фуд-сервиса в России был нестабилен, но только фастфуд чувствует себя безопасно. Все дело в доступности продукта или же меняется отношение к фастфуду?

Я думаю, дело и в том, и в другом. Возможно, кто-то стал выбирать РБО, предпочитая их стандартным ресторанам, а кого-то привлекает растущее разнообразие предложений РБО. По-моему, дело в сочетании обеих причин.

Вы чувствуете изменения спроса у российского потребителя? Растут ли его требования к качеству, вкусу, внешнему виду продукта?

mcdonald-s-v-rossii_text2.jpgМы видим, что наши посетители становятся более требовательными. Все более важным становится не только и не столько доступность, но и уровень сервиса, а также корпоративная социальная ответственность. Если говорить о сервисе, то в этом отношении McDonald’s всегда был трендсеттером. Мы первыми в отрасли предложили формат «МакАвто» и экспресс-окна, одними из первых ввели безналичную оплату, первыми предложили гостям бесплатный вайфай, предоставили возможность сделать заказ через киоск самообслуживания — и мы постоянно развиваем и внедряем новые концепции. Например, мы практически полностью переоборудовали наши кухни и перестроили все процессы, чтобы наши гости получали свежеприготовленный продукт, а не приготовленный заранее и разогретый, как у наших конкурентов. Для наших посетителей это означает совершенно новый уровень качества, при том, что время обслуживания не увеличилось.

Возможно, вы заметили, что в некоторых наших ресторанах уже доступна услуга обслуживания за столиками. Безусловно, это требует большой подготовительной работы, дополнительных инвестиций в обучение. В общем, мы все больше и больше идем навстречу ожиданиям наших гостей. Теперь у нас не только быстро и недорого, но и максимально удобно.

Что же касается корпоративной социальной ответственности, то, скажу откровенно, мы единственная сеть РБО в России, которая уделяет такое внимание вопросам ответственного сельского хозяйства по всей цепочке поставок. Например, для нас важно, чтобы у наших поставщиков куриного мяса птицы содержались в гуманных условиях, а не в клетках. Больше никто на рынке этого не требует. Мы единственные на рынке РБО, кто никогда не использует усилители вкуса, глутаматы. Сто процентов используемой нами рыбы выловлено без ущерба для окружающей среды (что подтверждает международный сертификат MSC). Мы сотрудничаем только с теми поставщиками, которым доверяем. Это очень важно для нас. И мы взяли на себя обязательство, что к 2025 году 100% нашей упаковки будет перерабатываться.

Но потребитель уверен, что вы используете глутаматы!

А мы на самом деле их не используем! Это чистая правда.

Это приводит нас к следующему вопросу — о связи McDonald’s и общемирового стремления к здоровому образу жизни.

Мы придерживаемся принципов сбалансированного питания и уверены в том, что продукция McDonald’s может стать частью сбалансированного рациона. Поэтому мы предоставляем максимально полную информацию о составе и пищевой и энергетической ценности нашего меню, чтобы наши гости могли выбрать то, что подходит им лучше всего. Это устойчивый тренд, и мы последовательно его придерживаемся.

В рамках производственного контроля, ежегодно мы отбираем более 70000 образцов в наших ресторанах по всей стране, которые отправляем на проверку. Мы проводим проверки как самостоятельно, так и с привлечением независимых аудиторских компаний. Мы проверяем абсолютно всех поставщиков, чтобы гарантировать стопроцентное качество и безопасность. К тому же мы используем преимущественно локальных поставщиков, на 98%. Почти все основные категории нашего меню (кроме апельсинового сока и некоторых десертов) производятся в России.

Что в McDonald’s думают о трендах и будущем индустрии?

Первый и очень мощный тренд — это бургеры. Очень большой, и нас он касается в первую очередь, поскольку мы — номер один в бургерах.

Второй — локальные продукты. Все больше потребителей по всему миру стремятся потреблять исключительно местную еду. Они хотят поддерживать местную экономику, хотят, чтобы еда была максимально свежей, чтобы на ее изготовление требовалось меньше времени (а это возможно, только если еда местного происхождения), чтобы она имела лучший вкус, ну по меньшей мере на их взгляд, и чтобы она была здоровой. Развитие локализации заняло довольно много времени, но мы нашли 160 компаний, которые нам поставляют качественную еду. Двадцать восемь лет спустя мы с гордостью говорим о 98% локальных поставок в наши рестораны. Было бы 100% — но некоторые продукты не производятся в России. Мы — не иностранная компания, которая все импортирует, как многие думают.

То есть вы сводите к нулю противостояние между образом глобальной компании, которая ввозит иностранную еду, и местными производителями, которых это должно ущемлять...

Да! Более того, наши 160 поставщиков благодаря McDonald’s имеют возможность обеспечивать работой 100 000 человек. Непосредственно в Макдоналдс работает более 50 000 сотрудников, то есть суммарно Макдоналдс создает в России более 150 000 рабочих мест. И заметьте, это происходит не из-за текущей экономической ситуации — мы начали так делать 28 лет назад. Многие, когда я говорю об этом, восклицают: понятно, ситуация требует! Но нет, 28 лет назад все вообще было другим. А мы уже начали двигаться в сторону максимальной локализации.

Еще очень важный момент заключается в том, что McDonald’s — максимально децентрализованная компания. Местный менеджмент решает практически все. Единственное, что принимается на глобальном уровне, — стандарты, по которым изготавливается наша продукция. Некоторые продукты должны иметь одинаковый вкус повсеместно, как Биг Мак и Макнаггетс, но в остальном нас никто ни в чем не ограничивает. И если посмотреть на мою организацию, в которой работает 50 000 человек, то практически все сотрудники — россияне. Все, кроме меня! Мы пустили в России глубокие корни и сегодня McDonald’s — значительно более локален, чем многие международные компании, работающие в России.

Мы куда более местные, чем многие другие компании, а потому почти не зависим от экспорта-импорта. На нас не сказываются политические изменения. И мы в текущей ситуации видим больше возможностей, нежели проблем. Рынок все еще огромен, есть куда расти.

Еще один парадокс! Вы рушите один миф за другим.

Пожалуй. Нет, правда, когда заговариваешь с людьми на улицах, они говорят: вы там все американцы, понятно... А на самом деле все ровным счетом наоборот.

mcdonald-s-v-rossii_text.jpg

Насколько сложно стать владельцем вашей франшизы?

Непросто. Мы заключаем контракт на 20 лет. Это почти как брак. Необходимо выбирать потенциального владельца франшизы очень и очень строго, очень и очень серьезно подойти к этому вопросу. Для нас важна репутация потенциального партнера, серьезнейший опыт в бизнесе, его потенциальная способность работать с новой организацией, то, насколько у него будет хватать времени действительно работать на McDonald’s, опыт в рознице, и вообще он должен расширять нашу сеть от нашего имени, и у него должно быть достаточно средств, чтобы в это инвестировать.

Какой путь развития вы выбираете в России — франшиза или новые собственные рестораны?

Давайте от общего перейдем к частному. В масштабе планеты мы на 90% состоим из франшиз. Даже чуть больше. В России у нас на 85% собственные рестораны. И около 100 ресторанов по франшизе. На глобальном уровне франшизный механизм очень выгоден. Мы открыты для новых партнерств, но развиваться будем по обеим моделям.

Вы первыми пришли на рынок так много лет назад — и все еще видите возможности для роста и развития!

Большая страна, огромное население... Есть еще один интересный факт. В мировой практике у нашей компании в крупных странах — один ресторан на 45–50 тысяч человек. В России у нас один ресторан на 200–225 тысяч человек примерно. Ну и как тут не быть возможностям?

В прошлом году вы сократили планы на открытие ресторанов, сосредоточившись на реновации старых точек. Почему? Это было экономически выгоднее компании или просто пришло время реноваций?

Причин было несколько. Мы верим в качество, а не в количество. Вы были в McDonald’s относительно недавно? Вы не могли не заметить перемен. Мы изменили внутреннюю планировку. Мы поставили цифровые киоски.

Внешний вид стал лучше. Но самое главное — мы целиком изменили систему подачи блюд. Теперь мы делаем блюдо, только когда на него есть заказ, мы не готовим ряд наименований заранее, дожидаясь, когда что-то из этого ряда будет заказано. Только если закажут Биг-Мак, то клиент может быть стопроцентно уверен: его делают сейчас, его делают персонально для него. У наших конкурентов этого нет. А если блюдо приготовлено и ждет, когда его купят, оно не может быть свежим.

Любой бургер у вас эксклюзивен?

Да. И вы можете проверить это. Сделав заказ в цифровом киоске, вы можете удалить из заказа какую-то позицию — и сразу увидите и услышите, как ее тут же отменяют за стойкой.

Почему мы так поступаем? Мы хотим быть более гибкими. Мы хотим идти навстречу клиенту. Клиент может пожелать больше бекона — меньше бекона, больше сыра — меньше сыра, без огурцов, без чего-то еще... Если мы будем готовить блюда заранее, то, значит, мы не гибки, из наших сэндвичей уже нельзя удалить ингредиенты. Мы хотим быть быстрыми, недорогими, качественными, но также мы хотим, чтобы наше гостеприимство и уровень сервиса были такими же, как в обычных ресторанах.

Что скажете относительно ваших конкурентов?

Они помогают нам оставаться в тонусе, думать о развитии, стремиться быть лучше. Конечно, это соревнование, но очень здорово, что у нас есть серьезные конкуренты.

Что вы можете сказать о растущем интересе к формату fast casual? Как он может сказаться на вашем бизнесе?

Мне кажется, он не настолько силен, чтобы рассматривать его в качестве конкуренции ресторанам быстрого обслуживания. Тем более если учитывать те изменения в наших ресторанах, о которых я вам уже говорил.

То есть вы идете вперед ожиданий?

Я бы сказал, мы идем навстречу клиенту, предугадывая его ожидания!


Опубликовано:
03/10/2018

Рекомендуем

Интервью

В первых рядах

The World’s 50 Best Restaurants Award. Интервью с первыми лицами мировой индустрии питания
Интервью

Борис Зарьков о русской кухне и международной экспансии

«Создавать сети фастфуда гораздо сложнее, чем заниматься высокой кухней»
Интервью

Ломаем стереотипы

Когда пицца может быть полезной
Интервью

Птица вещая

«Додо Пицца» о достижениях и планах на будущее
Личный опыт

5 правил успеха современной пиццерии от Андрея Кошкодана

Секреты, которые ведут на вершины гастрономического олимпа